Россия в концлагере

От редакции: «Единственный способ избавиться от Дракона, – уверял Шарлемань, герой пьесы Шварца «Дракон», – это иметь своего собственного». Афоризм Шарлеманя прекрасно характеризует как главного героя статьи Виктора Селезнева – Ивана Солоневича, так и тех европейских деятелей культуры, которых он упоминает в своей статье. Многие из западноевропейских интеллектуалов, ужаснувшись тем, что происходило в фашистской Германии, и видя в Советском Союзе главного противника фашизма, предпочитали не замечать преступлений, которые творил сталинский режим. Так, упомянутый в статье Лион Фейхтвангер посетил СССР и написал о нем апологетическую книгу – «Москва, 1937».

Но были и те, кто, поняв преступную суть сталинского режима и отвергнув его, предпочел укрыться под крылом еще более страшного дракона – гитлеровской Германии. К их числу принадлежал Л.Ф.Селин, также посещавший нашу страну в 30-е годы, и Иван Солоневич, которому и посвящена публикуемая ниже статья В.Селезнева.
С автором далеко не во всем можно согласиться, но, бесспорно, судьба Солоневича заслуживает серьезного разговора. Пристального внимания заслуживает хотя бы тот факт, что Солоневичу удалось невозможное: он сбежал из лагеря и перебрался за границу. Его книга «Россия в концлагере» и сейчас представляет значительный интерес.


Из Литературной энциклопедии Русского Зарубежья

Иван Лукьянович Солоневич

(14 (26).XI.1891, с. Рудники, Пружанский у., Гродненская губ. – 24.IV.1953, Буэнос-Айрес)

Общественный деятель, публицист, прозаик.

 

В 1916 г. окончил юридический факультет Петроградского университета, работал обозревателем провинциальной печати в газете «Новое время». В гражданской войне воевал на стороне белых, принимал участие в работе антибольшевистского подполья. Крах Белого движения застал Солоневича в Одессе. Тиф помешал ему эмигрировать с остатками армии.

Солоневич скрывал свое прошлое, сменил несколько профессий.

В 1933 г. с младшим братом Борисом и сыном Юрием пытался нелегально перейти советскую границу. После задержания все трое отбывали наказание в лагерях Беломоро-Балтийского канала. В 1934 г. Солоневич повторяет побег уже из лагеря и благополучно переходит советско-финскую границу.

С 20 января 1935 г. по 22 марта 1936 г. печатает в газете П.Милюкова 17 статей под общим названием «Россия в концлагере» (отдельное издание: София, 1936, тт.1–2). Эти статьи принесли Солоневичу известность благодаря богатому фактическому материалу, яркости и красочности описания лагерной жизни. Летом 1936 г. переезжает в Софию, где приступает к изданию собственной газеты «Голос России».

3 февраля 1938 г. на Солоневича совершено покушение, в результате которого погибла его жена Тамара Владимировна и секретарь редакции Н.П.Михайлов.

В 1938 г. переезжает в Германию, где за время пребывания на него было совершено шесть неудачных покушений. После войны Солоневич возвращается в Болгарию, где в 1948 г. основывает газету «Наша страна».

В том же году уезжает в Буэнос-Айрес и там продолжает издание газеты. Главный труд Солоневича – «Народная монархия» (Буэнос-Айрес, 1954; М., 1991) посвящен анализу российской исторической действительности.

Ю.И.Сохряков,
Ю.С.Цурганов


Россия в концлагере

СССР как вековую мечту всего человечества и лично товарища Сталина как вождя этого самого человечества восславили и Ролланы, и Барбюсы, и Шоу, и Фейхтвангеры, не говоря уж о наших Максимах Горьких и прочих сталинских трубадурах.

Красный вождь одолеет коричневого фюрера!

Правда, чуть позже два людоеда мирно побратаются и начнут кроить да перекраивать весь земной шар.

И зря тогда наши деятели так свирепо накинулись на бедного Андрэ Жида; с ним поделикатнее, помягче надо было бы: многое, мол, верно понял дорогой товарищ Жид в удивительной советской стране, а кое-какие детали поймет, конечно, потом. А то взяли да и превратили нашего доброго, хотя и малость сомневающегося друга в нашего злейшего врага.

Но с книгой Ивана Солоневича «Россия в концлагере», впервые изданной в Софии в 1936 году, такое не прошло бы.

Потому что Солоневич изучил советскую жизнь на собственном опыте, а не из окна международного вагона. Потому что не лагерные, а общероссийские переживания заставили его бежать из советской России. Да и в лагерь он попал за попытку бегства из социалистического рая. Сколько в эмиграции напридумывали теорий об эволюции советской власти, о смягчении карательных нравов и прочих благоглупостей! Когда Солоневич писал свою книгу, он еще не знал, как закончит свою жизнь в СССР лидер сменовеховцев профессор Н.В.Устрялов, а как верно предсказал его судьбу: используют до последнего волоска, а потом расстреляют. И не спасут его ни сверххолуйские статьи, славящие сталинскую конституцию, ни дневник, который профессор вел в нашей стране, надеясь предъявить его НКВД как доказательство своей советской искренности. Как предупреждает автор:

«Лагерь ничем существенным от воли не отличается. В лагере если и хуже, чем на воле, то очень уж ненамного – для основной массы лагерников, для рабочих и крестьян. Все, что происходит в лагере, происходит и на воле – и наоборот. Но только в лагере все это нагляднее, проще, четче. Нет той рекламы, нет тех «идеологических надстроек», подставной и показной общественности, белых перчаток и оглядки на иностранного наблюдателя, какие существуют на воле. В лагере основы советской власти представлены с четкостью алгебраической формулы».

Правящий класс в стране победившего социализма, как известно, пролетариат и трудовое крестьянство. Ну, а кто сидит в наших социалистических лагерях? Конечно же, они самые – рабочие и крестьяне, главные поставщики рабсилы на воле и в лагере.

Тысячи пролетарских иммигрантов-идеалистов рвались в СССР, на родину трудящихся всего мира, хотели участвовать в строительстве нового общества и попадали в щучьи зубы ГПУ.

«Это не та коминтерновская шпана, которая едет сюда по всяческим, иногда тоже не очень легальным визам советской власти, которая объедает русский народ «инснабами», субсидиями и просто подачками...».

Автор еще не знает, как закончат свою жизнь в СССР коминтерновские посланцы: десять лет без права переписки или тот же ГУЛАГ.

Как ни худо кормили в ГУЛАГе, а все ж лучше, чем на вымирающей от голода Украине.

Некоторые заключенные, сами питаясь впроголодь, сушили сухари и посылали своим семьям на волю.В лагерях царит, как и повсюду, система всеобщего воровства, обмана, надувательства. Все знают, что норму выполнить никак нельзя, а между тем зэкам дают справку о 135 процентах. Или грандиозный проект лагерной спартакиады: статьи в центральных газетах, в братской «Юманите», киносъемка, как перековавшиеся зэки бьют все рекорды! Начальство закроет глаз на любой обман, лишь бы не уличили. Иван Солоневич исследует такой социальный феномен, как советский актив – «приводной ремень к массам». Как актив создается, чем занимается, его плюсы и минусы.

«Отобранный по признаку моральной и интеллектуальной тупости, прошедший многолетнюю школу грабежа, угнетения и убийства, спаянный беспредельной преданностью власти и беспредельной ненавистью населения, актив образует чрезвычайно мощную прослойку нынешней России. Его качествами, врожденными и благоприобретенными, определяются безграничные возможности разрушительных мероприятий власти и ее роковое бессилие в мероприятиях созидательных. Там, где нужно раскулачить, ограбить и зарезать, актив действует с опустошительной стремительностью. Там, где нужно что-то построить, актив в кратчайший срок создает совершенную неразбериху».

Все прекрасно понимают, что соцсоревнование и ударничество, строительный энтузиазм и выдвиженчество (когда рабочие от станка стажируются у непролетарских специалистов, чтобы их же потом и заменить) – эти заведомо идиотские способы «социалистической организации», которые обходятся стране в миллиарды рублей и миллионы жизней, – рано или поздно кончатся крахом.

Знают, но молчат, потому что это политика партии. И последний аргумент защитников социализма – цену платим непомерно высокую, из каждого награбленного рубля девяносто копеек пропадает впустую, но зато на десять копеек власть все-таки что-то строит: вон какие гиганты-красавцы раскинулись по всей стране!

Глядя на умирающий Беломоро-Балтийский канал (это в 1934 году – еще до Солженицына!), Солоневич усомнился и в гривеннике, который правильнее брать со знаком минус: все эти гиганты –

«это пока не приобретение для страны, это дальнейшая потеря крови на поддержание ненужных гигантов и на продолжение ненужных производств. Сколько еще денег и жизней будет сосать этот заваливающийся канал?».

Иван Солоневич написал талантливую книгу, книгу не о лагере, а обо всей советской системе – обреченной, выморочной, вопреки всем ее показушным достижениям. А издал книгу журнал «Москва»: впервые до нас дошел в полном объеме текст «России в концлагере». Правда, по нынешней традиции выпустили ее без всякого справочного аппарата, предварив лишь кратенькой справкой об авторе.

Виктор Селезнев