Каким ты был Таким ты и остался?

В 14 и 16 номерах нашего бюллетеня мы отметили сходство методов, используемых против диссидентов с некоторыми действиями сегодняшних властей. В этом номере мы хотим продолжить разговор на эту тему.

Репрессируя диссидентов, власти стремились пресечь свободное распространение информации. Если же сделать это не удавалось, то информацию необходимо было дезавуировать. От арестованных авторов крамольных сочинений следователи ГБ требовали публичного покаяния, признания в том, что они «клеветали на советский строй». Информация рассматривалась исключительно как агитация, притом агитация «антисоветская». Нынешние власти тоже пытаются ограничить доступ общества к неугодной информации. Они по-прежнему смотрят на прессу исключительно как на орудие «информационной войны».

Репрессии снова рассматриваются как приемлемый инструмент борьбы за общественное мнение. Журналистка Ирина Гребнева, напечатавшая сведения о фальсификации выборов во Владивостоке, посажена в тюрьму «за хулиганство». Аналогичными методами пытались бороться и с владельцем холдинга «Медиа-Мост» Владимиром Гусинским, и с корреспондентом Андреем Бабицким. Примеры можно множить и множить.

По-прежнему используются те же нехитрые приемы. Политических противников обвиняют в хулиганстве, в работе на западные спецслужбы, им подбрасывают предметы (наркотики, паспорта, патроны), которые затем находят при обыске, оказывают давление на их родственников. Все это неудивительно, ведь многие из тех, кто боролся с инакомыслящими в брежневское время, и сегодня занимают весьма высокие должности. В номере 18 мы познакомили читателей с обращением «Мемориала» к Президенту России по поводу назначения бывшего следователя КГБ Виктора Черкесова представителем президента в Северо-Западном округе.

Сегодня мы предлагаем вашему вниманию материал о том, чем г-н Черкесов занимался «при старом режиме».

Виктор Черкесов, полномочный представитель президента в Северо-Западном округе, бывший следователь КГБ

Виктор Черкесов, полномочный представитель президента в Северо-Западном округе, бывший следователь КГБ

Сам- и тамиздатские источники дают нам представление о нескольких делах, следствие по которым вел Виктор Черкесов.

Конечно, сам он поначалу был лишь винтиком карательной машины и появлялся только в отдельных эпизодах. Проследим его судьбу по сообщениям правозащитных бюллетеней «Хроника текущих событий» и «Вести из СССР».

В КОНЦЕ 1970-х Комитетом государственной безопасности были разгромлены близкие к правозащитному движению объединения православных, включавшие как священнослужителей, так и мирян: «Христианский комитет защиты прав верующих», Христианский семинар, журнал «Община». В их разгроме участвовал и В.Черкесов. Вот что писала об этом «Хроника текущих событий»:

1 августа [1979 г.] в Лениграде арестовали филолога Владимира Пореша (1949 г.р.), одного из редакторов журнала «Община», издаваемого Христианским семинаром по проблемам религиозного возрождения, которым руководил А.Огородников. В тот же день были произведены обыски на квартирах Пореша и его жены. Изъяты философские и религиозные книги. Одновременно в Ленинграде были произведены обыски у О.Охапкина, Н.Епишева и В.Лазуткина.

На обыске у Лазуткина изъяли машинописные копии «Общины», самиздат. Незадолго до обыска в квартиру Лазуткина подбросили материалы и книги, которых он, по его словам, никогда не имел и не видел. Из 92 пунктов протокола подброшенная литература составляет около 50 %. Протокол был составлен заранее, и некоторые книги просто не удалось найти. Доктор физ.-мат. наук В.Лазуткин работает в ЛГУ. Он не является членом Христианского семинара, но близко знаком с Порешем... Дело о журнале «Община», ведшееся сначала Ленинградской прокуратурой по ст. 190-1 УК РСФСР [клевета на советский строй], было вскоре передано в КГБ; его ведут следователи В.Черкесов, В.Егерев, Цыганков, Кармацкий, Лепетунов... 2 ноября допросили мать Огородникова. Следователь Черкесов сказал ей, что 15 сентября против ее сына возбудили уголовное дело по ст. 70 УК РСФСР [антисоветская агитация]. Она отказалась подписать протокол допроса...

28 ноября в Москве обыскали В.Бурцева и В.Коваленко. Обыски проводили следователи из Ленинграда Лепетунов и Черкесов... 6 декабря на допрос в Лефортово явился Д.Дудко. На вопросы следователя Черкесова он ответил, что Огородников – его духовный сын, а Пореша он не помнит. Дудко сказал, что ничего о журнале «Община» не знает. Он отметил, что власти утратили контакт с молодежью, и заявил, что КГБ разжигает конфликты между верующими. Черкесов, отвечая Дудко, сказал, что Порешу разрешено иметь в камере духовную литературу.

Лидеры христианских объединений были вынуждены «раскаяться» (как священник Д.Дудко) – или были осуждены (как священник Г.Якунин). В частности, суд над Порешем, состоявшийся с 23 по 25 апреля 1980 г. в Ленинграде, приговорил его к 5 годам лагерей и 3 годам ссылки; суд над Огородниковым, состоявшийся с 3 по 7 сентября 1980 в г.Калинине, приговорил его к 6 годам лагерей строгого режима и 5 годам ссылки. Многие участники «христианского семинара» подверглись внесудебным преследованиям.

В начале 80-х ленинградские чекисты разгромили ряд независимых женских объединений. Участвовал в этом и Черкесов:

29 декабря 1980 года в Ленинграде прошла серия обысков по делу № 36 (дело Н.Мальцевой). Обыск у Галины Григорьевой проводил следователь Черкесов. Изъяты письма Г.Михайлова, статья Григорьевой «Женщина в тюрьме», подборка стихов женщин, а также самиздатский журнал «Мистерии» (литературно-публицистический журнал, выходит уже около полугода в г.Речицы Гомельской обл. п/ред. художника Валерия Коновалова, р.1961). Обыски прошли также у Н. Симакова и Е.П.Борисовой. У последней изъяты документы о высылке ее сына В.Борисова, биография Н.Лазаревой [одной из уже осужденных «феминисток»], обложка журнала «Женщина и Россия» и несколько боевых патронов.

Наталья Мальцева была осуждена на два года лишения свободы условно, а в отношении Григорьевой дело не возбуждалось, т. к. она заявила о прекращении своей деятельности и направила об этом заявление в Ленинградское УКГБ.

В дальнейшем Черкесов участвовал в расследовании всех основных политических дел, которыми занималось ленинградское УКГБ.

Следующий эпизод – типичная «профилактика», т.е. прессинг в отношении инакомыслящих и их близких:

19 мая 1980 г. в Ленинграде следователь Черкесов допросил [по делу М.Морозова, впоследствии погибшего в Чистопольской тюрьме] Н.Лесниченко [жену политзаключенного Ю. Рыбакова]. Вопросы о Морозове носили формальный характер.

На этом допросе Лесниченко написала заявление в КГБ, в котором сообщила, что она отходит от общественной деятельности и намерена впредь заниматься лишь воспитанием ребенка. В разговоре обсуждалось, что является общественной деятельностью, а что ею не является. Лесниченко договорилась со следователем, что ее личные контакты не могут быть признаны таковой... В дальнейшем Лесниченко еще неоднократно подвергалась обыскам и допросам.

Черкесов вел следствие в отношении арестованных в 1982 г. «самиздатчиков» Ростислава Евдокимова и Вячеслава Долинина, которые были осуждены: первый – на 5 лет лагерей и 3 года ссылки, а второй – на 3 года лагерей и 2 года ссылки.

Об одном из дел – деле распространителя «тамиздата» Михаила Мейлаха – расскажем подробнее:

29.6.1983 в Ленинграде арестован Михаил Борисович Мейлах (р.1945)... М. Мейлах – кандидат филологических наук, специалист по романской филологии и новейшей русской литературе. Он автор ряда статей о творчестве А.Ахматовой и редактор собрания сочинений А.Введенского и Д.Хармса, публикуемых за рубежом. В последнее время добивался выезда из СССР. М.Мейлаху предъявлено обвинение по статье 70 УК РСФСР. Следствие ведет следователь КГБ В.В.Черкесов. Во время 10-часового обыска, проведенного на квартире М.Мейлаха при его аресте, изъяты книги А.Ахматовой, О.Мандельштама, В.Набокова, богословские сочинения. 24-25.4.1984 в Ленинграде состоялся суд над Михаилом Мейлахом. Он обвинялся по ст.70 УК РСФСР в распространении книг, изданных за рубежом. Хотя во время следствия М.Мейлаху угрожали предъявлением ему обвинений также и по уголовным статьям, на суде они не фигурировали. М.Мейлах приговорен к 7 г. лагерей строгого режима и 3 г. ссылки.Суд был открытым: после того, как М. Мейлах дал на следствии обширные показания и выразил готовность «раскаяться», предполагалось сделать процесс показательным. Была приглашена телевизионная группа, которая должна была снять фильм о процессе и о «раскаянии». Однако на суде М.Мейлах резко изменил свою позицию. Он заявил, что берет назад все ранее данные им показания, и отказался признать себя виновным и раскаяться. Ленинградский врач-психиатр Андрей Васильев ... отказался давать показания. После процесса он был арестован на улице по обвинению в том, что он «сорвал флаг». Позднее он был приговорен к 4 г. лагерей усиленного режима...

В 1988-м, став заместителем начальника следственного отдела управления КГБ, Черкесов руководил «расследованием» последнего политического дела в Ленинграде – «дела №64» по 70-й, затем – по 64-й статье УК РСФСР, возбужденного 13 декабря против «Демократического союза». Об этой «работе» он тогда же, 19 декабря, рассказывал в интервью Ленинградскому телевидению...

Вышеприведенная информация, разумеется, не полна, однако, думается, она достаточна для общего представления о сфере и характере деятельности Виктора Васильевича Черкесова: он был ключевой фигурой в подготовке всех политических процессов в Ленинграде во второй половине семидесятых и в восьмидесятых годах.

Ч. Е.