ножницы

Введение

Несекретно – значит, недействительно.

И.Бродский, «Азиатские максимы»

Над нашей землей все громче раздаются «старые песни о главном». Десятилетия, прожитые в секретной стране, где тайной было все и все прикасались к тайне, породило совершенно особое мироощущение: таинственность стала важнее самой тайны. Советский человек был уверен, что существует оборотная сторона медали, а за обыденной, «разрешенной» жизнью скрывается другая, секретная – и потому подлинная.

Сама мысль о «тайной державе», великой и могучей, помогала уживаться с реальностью. Десять лет назад нас – бывших советских людей – лишили этого наркотика.

И, наверное, все мы страдали от «ломки», от похмелья. Под завесой тайны не нашлось волшебной палочки – но оттуда вырвалось столько проклятых вопросов и неразрешимых проблем! И теперь от них невозможно отвернуться или спрятаться. А искушение бежать было так велико!

Теперь кругом великая стена,

И снег идет в холодном нашем храме.

И тишина – ты слышишь? – тишина

На много миль звенит под куполами!

А.Мирзоян, «Гамлет»

Этот выпуск бюллетеня посвящен свободе информации – тайне переписки, свободе печати, доступу к архивам. Еще недавно мы надеялись, что в России утверждаются цивилизованные нормы – в том числе и в этой сфере. Что в равной степени (за малыми, оговоренными исключениями) будут обеспечены и неприкосновенность частной жизни, и право на доступ к информации. Что государство будет уважать и защищать эти нормы так же, как человеческое право на жизнь.И как будто некто внял нашим желаниям и бросился их выполнять, но как! Государство действительно в равной степени заботится о праве граждан на жизнь и на информацию – оно повело наступление на свободу слова как раз в те месяцы, когда начался вооруженный конфликт на Кавказе: ложь и кровь всегда рядом. Власть действительно озаботилась всеми аспектами права на информацию: параллельно с ограничением доступа граждан к архивным и иным материалам создается база для тотального контроля личной информации переписки, переговоров и т. п.

Александр Македонский, Цезарь и Наполеон в качестве почетных гостей наблюдают парад войск на Красной площади.

- Если бы меня были советские танки,- говорит Александр, - я был бы непобедим!

- Если бы меня были советские самолеты,- говорит Цезарь, - я завоевал бы весь мир!

- Если бы меня была газета "Правда",- сказал Наполеон, - мир до сих пор не узнал бы о Ватерлоо!

Старый советский анекдот

Этот выпуск бюллетеня был задуман давно и, кажется, был бы уместен в любой из прошедших месяцев. Пелена лжи и умолчаний уже год покрывает события на Кавказе и взрывы в российских городах. Та же ложь, извините, тот же пиар стали причиной победы партии власти в двух предвыборных кампаниях. Бои без правил не ограничены информационным пространством. Против источников неофициальной информации проводятся активные мероприятия по нейтрализации – равно как и против трибун независимых мнений.

В этом же ряду арест и шантаж – журналиста Радио «Свобода» Андрея Бабицкого и медиа-магната Владимира Гусинского. Монополизация СМИ должна дополняться полным контролем над информацией частной. Это должна обеспечить СОРМ–2 («система оперативно- розыскных мероприятий в сетях документальной электросвязи»), введенная приказом министра связи и впоследствии отмененная решением Верховного Суда РФ. Большой Брат смотрит на тебя! со страниц недавно одобренной «Доктрины информационной безопасности». Тревожат не начальственные усилия: на Руси чудовищные приказы нередко отменяются нерадением исполнителей. Тоску вызывает полное, восторженное принятие народом России всех перечисленных начинаний власти. Иногда даже возникает ощущение сплошного отката назад, как будто в глазах девяти десятых населения «свобода печати» дискредитирована (как прочие «свободы», «права», как вся «демократия») и восторжествовала тоска по «сильной руке». Для девяноста процентов населения не нужны «свобода слова», «демократия», «права человека», которые для них однозначно связаны с обманом и жульничеством, с построением за их счет сносной жизни для кучки «новых русских». Если разобраться, то и раньше советский человек больше выживал, чем жил. Но была скрепленная кровью и страданием причастность к тайному величию державы! Китайская стена действительно стояла на костях – это не фигура речи: тела умерших и казненных замуровывали в фундамент. Они должны были защищать Поднебесную от рвущихся извне злых духов.