Проект специального союзного закона о распространении, отыскании и получении информации

Публикуемый документ в 1967 году был направлен в Верховный Совет СССР. Ответа, разумеется, не последовало, хотя петицию подписали более 150 видных деятелей литературы, науки и искусства, среди которых Л.Копелев, В.Каверин, П.Капица, А.Сахаров, Ю.Любимов, А.Шнитке и другие.

В ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

Одним из первых декретов Советской власти был декрет о печати, полный текст которого приводится ниже:

 

О ПЕЧАТИ

/декрет Совета Народных Комиссаров/

В тяжкий решительный час переворота и дней, непосредственно за ним следующих, Военно-Революционный Комитет вынужден был предпринять целый ряд мер против контрреволюционной печати разных оттенков.

Немедленно со всех сторон поднялись крики о том, что новая социалистическая власть нарушила, таким образом, основной принцип своей программы, посягнув на свободу печати.Рабочее и Крестьянское Правительство обращает внимание населения на то, что в нашем обществе за этой либеральной ширмой фактически скрывается свобода для имущих классов, захвативших в свои руки львиную долю всей прессы, невозбранно отравлять умы и вносить смуту в сознание масс.

Всякий знает, что буржуазная пресса есть одно из могущественнейших оружий буржуазии.

Особенно в критический момент, когда новая власть, власть рабочих и крестьян, только упрочивается, невозможно было целиком оставить это оружие в руках врага, в то время как оно не менее опасно в такие минуты, чем бомбы и пулеметы. Вот почему и были приняты временные и экстренные меры пресечения потока грязи и клеветы, в которых охотно потопила бы молодую победу народа желтая и зеленая пресса.

Как только новый порядок упрочится, всякие административные воздействия на печать будут прекращены; для нее будет установлена полная свобода в пределах ответственности перед судом согласно самому широкому и прогрессивному в этом отношении закону.

Считаясь, однако, с тем, что стеснения печати даже в критические моменты допустимы только в пределах абсолютно необходимых, Совет Народных Комиссаров постановляет:

 

ОБЩЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ О ПЕЧАТИ

1. Закрытию подлежат лишь органы прессы: I/ призывающие к открытому сопротивлению или неповиновению Рабочему и Крестьянскому Правительству, 2/ сеющие смуту путем явно клеветнического извращения фактов, 3/ призывающие к деяниям явно преступного, т.е. уголовно-наказуемого характера.

2. Запрещения органов прессы, временные или постоянные, проводятся лишь по постановлению Совета Народных Комиссаров.

3. Настоящее положение имеет временный характер и будет отменено особым указом по наступлении нормальных условий общественной жизни.

Подписал: Председатель Совета Народных Комиссаров

Владимир Ульянов /Ленин/

9 ноября /27 октября/ 1917 г.

/Текст Декрета дан по книге «История Советской Конституции», Госюриздат, М., 1957, с. 51-52/.

 

Приведенный Декрет, а также статья 125 Конституции СССР, в которой указано, что свобода слова и печати гарантируется законом, предполагают издание специального закона о печати. Однако такого закона до сих пор нет. Не существует также специального закона, регулирующего распространение информации в других формах.

В то же время постоянно возрастающая потребность в информации и значительное увеличение и усложнение информационного потока выдвигают множество вопросов правового характера, которые могут быть наиболее рационально решены только посредством издания специального союзного закона о распространении, отыскании и получении информации. Причем современные условия, как нам кажется, позволяют сделать этот закон в соответствии с указанным Декретом – «самым широким и прогрессивным». Положение в стране стабилизировалось настолько, что, по нашему мнению, появилась возможность поставить на обсуждение вопрос об отмене некоторых временных мер административного воздействия на печать и другие средства информации, и, в частности, вопрос об отмене цензуры.

Настало время пересмотреть ряд устаревших положений некоторых нормативных актов, принятых еще в 20-30 гг., например, Декрета ВЦИК и СНК РСФСР от 5 октября 1925 г. /с дополнениями от 17 сентября 1928 г. и 30 мая 1930 г./, который фактически наделяет Главлит цензорскими полномочиями и в котором, в частности, говорится:

«Главное управление по делам литературы и издательства объединяет все виды политически-идеологического просмотра печатных произведений... и ...руководит: ...

б/ предварительным просмотром всех предназначаемых к опубликованию, распространению и к публичному исполнению произведений как рукописных, так и печатных /издание периодических снимков, рисунков, нот, фильмов, карт и т.п./, издаваемых в РСФСР и ввозимых из-за границы;

в/ составлением списков произведений печати, запрещенных к продаже, распространению и публичному исполнению...»

/Текст дан по книге «Хронологическое собрание законов, указов Президиума Верховного Совета и постановлений Правительства РСФСР», М., Госюриздат, 1959, т.1, с.131/.

 

Цензура в нашей стране являлась одним из орудий диктатуры пролетариата. В настоящее время, как указано в Программе КПСС, «диктатура пролетариата выполнила свою историческую миссию и с точки зрения внутреннего развития перестала быть необходимой в СССР».

Поэтому, как нам кажется, современным условиям гораздо больше соответствует такая форма контроля со стороны общества за распространением информации, как ответственность перед судом за нарушение законов посредством печати и других средств информации в сочетании с контролем редакторов, изготовителей и распространителей произведений.

Отмена цензуры предоставит больший простор инициативе граждан и организаций. Это приведет к усилению притока информации, к большему ее разнообразию, ускорит ее прохождение и облегчит отыскание нужной информации, необходимой как для позитивной деятельности, так и для более быстрого выявления ошибок.

Усиление роли судебного контроля за распространением информации в результате отмены цензуры будет иметь большое положительное значение, потому что при таком контроле, основанном не на личном мнении представителя /или представителей/ администрации, а на действующих законах, возможность ошибок гораздо меньше, чем при контроле административном. Уменьшение возможности ошибок будет обеспечиваться также тем, что судебный контроль, осуществляемый в ходе открытого судебного разбирательства, является более гласным, чем контроль административный.

Могут возразить, что судебный контроль недостаточно эффективен, так как он осуществляется уже после выхода произведения в свет. Однако не следует забывать, что ответственность перед судом является основой предварительной самоцензуры авторов, редакторов, изготовителей и распространителей произведений. Кроме того, в условиях, когда большая часть средств информации принадлежит государству или субсидируемым им организациям, предварительный контроль за основной массой информации может осуществлять государство через редакторов, изготовителей и распространителей.

Более того, государство может организовать оперативный контроль на стадии после изготовления, но до распространения произведений. Для этого можно обязать изготовителей и распространителей представлять первые изготовленные экземпляры произведений или сведения о репертуаре в соответствующие государственные учреждения.

Сторонники существующей формы контроля за распространением информации утверждают, что цензура необходима для предотвращения разглашения государственной и военной тайны. Однако, как известно, каждого, кто имеет доступ к секретным сведениям, предупреждают о том, что эти сведения не подлежат разглашению. Поэтому случайно, по «незнанию», такой работник разгласить секретные сведения не может, а если он сознательно захочет предать их огласке, ему не сможет помешать никакая цензура.

Кроме того, цензор в настоящее время фактически не решает вопрос, является материал секретным или нет. К любой публикации научно-технического характера прилагается акт компетентной экспертной комиссии, подтверждающий возможность и целесообразность опубликования данного материала. Цензор в сущности только проверяет наличие такого акта, а это может делать любой достаточно квалифицированный и компетентный редактор либо работник предприятия-изготовителя или предприятия-распространителя.

Учитывая сказанное выше, убедительно просим поставить на обсуждение Верховного Совета СССР следующий законопроект:

 

Проект закона о распространении,

отыскании и получении информации

Статья I. Каждый имеет право без предварительной цензуры, но с учетом указанных ниже ограничений распространять любую информацию в любой форме.

Примечание. I/ Понятие «информация» в тексте настоящего закона включает в себя понятие «художественная информация».

2/ Понятие «распространение информации» в тексте настоящего закона включает в себя любые высказывания, а также распространение любых текстов и произведений искусства.

Запрещаются:

I/ сообщения шпионских сведений;

2/ разглашение военной и государственной тайны, а в случаях, предусмотренных законом, также разглашение некоторых видов служебной информации, не являющейся военной или государственной тайной;

З/ пропаганда захватнической войны;

4/ разжигание расовой или национальной вражды или розни;

5/ оскорбления;

6/ распространение ложной информации, причиняющей ущерб какому-либо лицу;

7/ лжесвидетельство;

8/ оскорбление нравственности;

9/ подстрекательство к совершению преступления;

10/ высказывания, имеющие характер преступного сговора;

11/ высказывания, имеющие характер пособничества при совершении преступления;

12/ угрозы совершением преступных действий;

13/ распространение произведений, а также сведений об открытиях или изобретениях без согласия автора либо законного владельца авторских прав;

14/ нарушение посредством осуществления указанного выше права правил общежития, установленных соответствующими нормативными актами.

Статья 2. Любое лицо, любые группы лиц, учреждения, организации или предприятия имеют право без предварительной цензуры, но с учетом ограничений, указанных в предыдущей статье:

I/ издавать любым тиражом любые издания;

2/ осуществлять постановку спектаклей, производство и демонстрацию кинофильмов, а также производство фотографий;

3/устраивать выставки, концерты и иные зрелища;

4/ осуществлять радио- и телепередачи;

5/ организовывать лекции, диспуты, а также другие мероприятия по осуществлению права, указанного в статье I.

Издания, фильмы, произведения изобразительного искусства, радио- и телепередачи обязательно должны содержать сведения либо об авторе, либо о редакторе, либо об изготовителе.

Статья 3. Граждане СССР, учреждения, организации и предприятия имеют право на кооперативных началах либо иным разрешенным законом способом создавать издательства, журналы, газеты, информационные агентства, театры, труппы, ансамбли, концертные организации, концертные и выставочные залы, кинотеатры, фото-, кино- теле- и радиостудии, библиотеки, лектории и другие учреждения, организации и предприятия, необходимые для осуществления прав, указанных в статьях I и 2. В случаях, предусмотренных законом, правоспособность таких учреждений, организаций и предприятий возникает в полной мере только с момента утверждения или регистрации соответствующим Советом депутатов трудящихся их устава или положения, на основании которого они действуют. Совет депутатов трудящихся может отказать в утверждении или регистрации устава или положения только в том случае, если учреждение, организация или предприятие созданы в противозаконных целях или на незаконных основаниях. Отказ должен быть оформлен мотивированным актом, который может быть в месячный срок обжалован заинтересованными лицами в суд. Если суд признает отказ незаконным, он должен вынести решение, обязывающее Совет депутатов трудящихся утвердить или зарегистрировать устав или положение учреждения, организации или предприятия.

Карикатура из журнала Сатирикон

Статья 4. Каждый имеет право на отыскание и получение любой информации с учетом ограничений, указанных в статье I или установленных законом, с целью предотвращения постороннего вмешательства в частную жизнь.

Общественные и кооперативные учреждения, организации и предприятия не обязаны предоставлять информацию о своей деятельности кому-либо, кроме своих членов и работников, а также соответствующих органов государственной власти, осуществляющих контроль за деятельностью указанных учреждений, организаций и предприятий.

Порядок получения для служебного пользования информации, запрещенной к распространению в соответствии со статьей I, устанавливается законом.

Статья 5. Права, указанные в статьях 1-4, обеспечиваются предоставлением гражданам СССР, учреждениям, организациям и предприятиям типографий, запасов бумаги, общественных зданий и сооружений, средств связи и других материальных условий, необходимых для осуществления указанных прав.

Статья 6. Лица, виновные в нарушении указанных выше ограничений, привлекаются к ответственности в установленном законом порядке. При этом нарушающие указанные ограничения издания, киноленты, фотографии, произведения изобразительного искусства, магнитофонные ленты, грампластинки и другие предметы могут быть изъяты, а радио- и телепередачи, выставки, спектакли, концерты, демонстрации кинофильмов и другие зрелища, а также лекции, диспуты и другие мероприятия могут быть соответственно конфискованы и запрещены по приговору или решению суда. В случаях, не терпящих отлагательства, указанные выше изъятие или временное запрещение могут быть произведены органами охраны общественного порядка, которые обязаны в течение 24 часов сообщить об изъятии или запрещении судье. Судья обязан в течение следующих 24 часов утвердить либо отменить изъятие или временное запрещение, а также вынести постановление о возбуждении или отказе в возбуждении дела. Постановления суда об отмене изъятия или временного запрещения обжалованию и опротестованию не подлежат. Если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что изъятие или временное запрещение были заведомо неправомерными, суд обязан возбудить дело в отношении должностного лица, санкционировавшего изъятие или временное запрещение.

Суд имеет право в своем приговоре, решении или определении потребовать публикации либо трансляции по радио или телевидению самого приговора, решения или определения с соответствующими приложениями, либо опровержения тех или иных сведений, указав время и место публикации или трансляции.

Статья 7. Законодательные акты, противоречащие настоящему закону, утрачивают силу.