Зачем государственным СМИ защищать права человека


Татьяна Касаткина

В октябре в Доме журналистов состоялась пресс-конференция на тему

ЗАЧЕМ ГОСУДАРСТВЕННЫМ СМИ ЗАЩИЩАТЬ ПРАВА ЧЕЛОВЕКА?

Одним из поводов проведения этой пресс-конференции стало закрытие на «Радио России» программы «Демократия, свобода, права человека», выходившей в эфир 9 лет. Официальная версия ее закрытия – несоответствие информационной политике радиостанции. «Радио России» превращается из государственного радио в правительственное.

В обсуждении темы принимали участие:

Татьяна Касаткина, ведущая передачи, которую готовил Правозащитный центр общества «Мемориал»,

Алексей Симонов, президент Фонда защиты гласности,

Григорий Явлинский, депутат ГД РФ, руководитель фракции «Яблоко».

Вот что рассказала Т.Касаткина:

«…снятие с эфира моей передачи – это один из тревожных симптомов.

Наша программа была единственной программой на «Радио России», посвященной правам человека. Мы рассказывали о проектах законов, принимаемых Государственной Думой, и о действии законов уже принятых, о возможностях защищать права человека, о проблемах инвалидов, детей, о преподавании в школе, о проблемах беженцев и вынужденных переселенцев.

Мы старались представить разные точки зрения на темы, которые мы затрагивали в передачах. Приглашали представителей различных государственных структур: Министерства иностранных дел, прокуратуры, МВД, различных фракций Думы и так далее.

С другой стороны, были представлены мнения правозащитников, и не только московских, но и региональных. Таким образом, эта передача была как бы мостиком, диалогом между гражданским обществом и государственными структурами.

За 9 прошедших лет не раз менялась структура «Радио России», менялось начальство, а программа оставалась.

Очередная смена структуры произошла в июле-августе. В августе я пошла подписывать очередную программу, которая должна была пойти в эфир, к своему новому начальнику Александру Зеленкову.

Я заранее прошу прощения за те не очень красивые выражения, которые употребил Александр Зеленков в разговоре со мной, но, я думаю, будет правильно, если я их передам.

Он сказал: «Я подписывать не буду». – «Почему?», – спросила я. «Потому что это дерьмо».– «Как дерьмо?» – «Дерьмо и все. Приходите завтра, мы переделаем вашу программу».

На следующий день я пришла и спросила, что же здесь обозначено таким емким и красочным словом. И поняла, что дело не в программе, дело в идеологии. Глядя на меня, он сказал так: «Сергея Ковалева не люблю». (Это, конечно, его личное дело. А имеется в виду Сергей Адамович Ковалев, правозащитник.) Но далее. «Чеченцы, ведь они все время просят, просят и просят денег». – «Но при чем тут, – спросила я, – те люди, которые бежали из Чечни под бомбовыми обстрелами и находятся сейчас в Ингушетии?» – «В Ингушетии?» И тут был взрыв. «А Руслана Аушева надо было расстрелять задолго до этого». Я не стала уточнять, задолго до чего.

Собственно, претензий к самой программе не было. Темой той передачи была ликвидация миграционной службы. В ней участвовали правозащитники и представители региональных миграционных служб. Я также взяла интервью у господина Блохина, министра по делам федерации, национальной и миграционной политики. Так вот, претензии Зеленкова к программе заключались в следующем: «Вы представили министра– дураком». (Прошу прощения, именно так он сказал.) Я говорю: «А что, собственно говоря, я неправильно задавала вопросы?» – «Нет». – «Я неправильно смонтировала материал? Давайте посмотрим исходный материал». – «Нет, его смотреть не надо. Просто все знают, что министр дурак, вам надо было искать умного заместителя». И тут мне стала ясна другая проблема: на самом деле государственный канал превращается в некий пропагандистский рупор правительства.

Совсем недавно мне удалось встретиться с Алексеем Абакумовым, директором «Радио России». Я ему передала разговор с Александром Зеленковым. И Абакумов как бы поставил точку над тем, что сейчас происходит на «Радио России».

Он мне сказал так: «Ваша передача не может быть в сетке „Радио России“». – «Почему?» – «Потому что изменилась политика „Радио России“».

Мое же мнение таково: власти просто не хотят диалога со своими гражданами, и, как следствие, средство массовой информации становится средством пропаганды.

Алексей Симонов:

На сегодняшний день более 40 процентов средств массовой информации так или иначе находятся под прямым государственным влиянием, либо под его патронажем, либо в полной государственной собственности.

По-прежнему государство наше в отношении средств массовой информации (я уже не первый раз привожу это сравнение, но надеюсь, оно вас все-таки позабавит) напоминает сошедшего с ума мусульманина.

Он прочел в Коране, что ему можно иметь четыре жены и бесчисленное количество наложниц.

Там же, но в соседней суре написано: но взять ты должен столько, сколько можешь прокормить. Вот эту суру он не читал. Поэтому у него (у государства нашего) четыре федеральных государственных канала и 89 региональных «наложниц». Все – «шлюхи»: поскольку содержать оно их достойно не может, они вынуждены зарабатывать «на панели».

И вот эта ситуация сейчас будет усугубляться. Сейчас, кроме федеральных «жен», государство возьмет себе еще семь старших «жен», которые будут средним звеном государственного «гарема».

Содержать оно полностью их, естественно, не сможет. Значит, у кого будут эти средства массовой информации отнимать рекламные пространства, рекламные возможности? Естественно, у местной прессы. То есть это косвенно снова давление на региональную прессу. Вот общие тенденции, которые видны мне с моего шестка, на котором я сижу, наблюдаю за тем, что происходит со средствами массовой информации.

Теперь, поскольку у Григория Алексеевича этот шесток повыше, то я с удовольствием предоставляю ему слово.

Григорий Явлинский:

…Мы должны добиваться того, чтобы у нас были нормальные государственные СМИ. Я хочу заявить, что, с нашей точки зрения, государственные СМИ не являются каналом и инструментом пропаганды, они не принадлежат ни чиновникам, ни Президенту.

Они существуют на деньги налогоплательщиков. Нет такого человека, который называется «государство» и который платит из своего кармана, а есть миллионы людей, которые содержат эти государственные СМИ.

Они государственные только потому, что им платят из государственного бюджета, куда люди отдают свои деньги.

Поэтому они обязаны служить всему обществу, а не пропагандировать взгляды двух-трех чиновников, если еще у этих чиновников есть хоть какие-либо на что-либо взгляды.

В государственных СМИ должны работать хорошие, профессиональные, подчеркиваю, независимые журналисты.

Мы должны отстаивать свое право на свои деньги и содержать нормальные государственные СМИ, которые обязаны освещать все самое важное, существенное в стране, а не комментировать это по указке двух-трех политтехнологов, принадлежащих тому или иному чиновнику. Сегодня ситуация такова, что в государственных СМИ практически нет независимых, ответственных, умных и профессиональных журналистов. Ответственность государственных СМИ за вкус, стиль и уровень политической культуры даже выше, чем у так называемых частных или независимых СМИ.

Вот ведь в чем дело. А отдельные эпизоды складываются теперь уже в идеологическую линию, государственные СМИ подбирают себе людей, которые будут проводить пропагандистскую линию со всей ее убогостью и примитивностью. Это первое.

А второе то, что ошибочно думать (нам еще придется очень долго это объяснять и за это бороться), что права человека – это такая специальная сфера, где работают несколько людей, которые занимаются какими-то частными делами: исследуют, как там содержатся заключенные в тюрьмах, что происходило во времена ГУЛАГа, или пишут письма за тех, кого лишили жилья, – и только занимаются тем, что выискивают несовпадения между жизнью и законом. Это не так.

Права человека – это тема не частная, а общая, тем более в стране, где гарантированы права только одного процента населения.

9 процентов российского населения не имеет никаких гарантированных прав ни в чем, включая право на жизнь.

…Поскольку государство в виде чиновников сегодня не желает заниматься проблемами своих граждан, так давайте хотя бы говорить об этом, чтобы объяснить людям, что у них есть права, и, когда их права будут соблюдаться, тогда они станут действительно цивилизованным обществом.

…Кстати говоря, люди, защищающие права человека, на самом деле являются государственными людьми, потому что они защищают интересы России как государства, которое служит своим гражданам.

И самое главное сегодня заключается в том, что государственные средства массовой информации обязаны поддерживать программы, обсуждающие проблемы прав человека.

Полный текст пресс-конференции приведен на сайте «Мемориала»: www.memo.ru/daytoday/index.htm

Заявление екатеринбургских негосударственных организаций


Дорогие коллеги!

Обсуждая на пресс-конференции факт закрытия на «Радио России» передачи «Демократия, свобода, права человека», просим иметь в виду наше мнение по этому поводу и по возможности довести его до сведения всех заинтересованных лиц.

Нас крайне тревожит сложившаяся ситуация – взаимоотношения власти и СМИ, давление на СМИ со стороны властей. Особенно остро это ощущается в провинции, в регионах, где каждый удельный князь – хозяин СМИ и практически имеет монополию на мнение, выдавая его за общественное. Передачи, подобные той, о которой мы сейчас говорим, отсюда, из провинции, воспринимались особенно живо и ярко, несли ощущение той самой свободы, демократии и прав человека, которые пока еще не стали нашим повседневным бытом. Особенно ярко и живо воспринималась эта передача еще и потому, что не замыкалась на проблемах столицы и кулуарных спорах, а была ориентирована на всю Россию, имела разветвленную сеть региональных корреспондентов, рассказывавших то, что не пробить было на местных радиоканалах. То, что ее закрыли, – еще одно весьма яркое свидетельство нового курса властей. Но одновременно это и столь же яркая оценка социальной значимости самой передачи для граждан России, с которыми ее разлучили. Представители группы правозащитных организаций Екатеринбурга и Свердловской области выражают глубокую тревогу и озабоченность проявляющимся все в больших масштабах давлением на СМИ со стороны властных структур. Но до недавнего времени для нас было знаковым явлением присутствие в сетке вещания «Радио России» передачи «Демократия, свобода, права человека» – автор и ведущая Татьяна Касаткина. Казалось, что сами понятия, вынесенные в ее заглавие, все же присутствуют в нашей пока еще не устроенной жизни. Не будем говорить сейчас о профессиональном уровне передачи и мастерстве ее создателей – это для нас несомненно, но программа была по-своему уникальна четкостью позиции и мировоззрением ее авторов, честностью диалога с участниками и со слушателями, остротой проблем, представленных для обсуждения, ясностью подачи материала. Предельно выраженная публицистичность никогда не переходила в истерический надрыв, заставляла вслушиваться в голос и позицию ведущей, размышлять вместе с ее собеседниками. От закрытия передачи повеяло чем-то еще не совсем забытым... Мы прекрасно помним, как еще совсем недавно свободное, неправительственное слово шло к нам через помехи от зарубежных радиоголосов. Некоторые из нас уже успели купить приемники, снова испытывая неудовлетворенность отечественным вещанием в связи с его крайней ангажированностью властью. В такую атмосферу передача Татьяны Касаткиной явно не вписывается. Но сам факт ее закрытия вполне симптоматичен и прогнозирует мрачный диагноз – диктатуру. Мотивировка репрессий против передачи – «Радио России» превращается из государственного радио в правительственное – кажется нам также нецивилизованной.

Нам, налогоплательщикам, кажется вообще недопустимым, чтобы такой мощный инструмент пропаганды, как самый массовый радиоканал, охватывающий всю территорию России и финансирующийся из бюджета, был не только государственным (хотя в этом тоже есть ущемление наших свобод, государство – это все же разные ветви власти!), но и правительственным – это уже и ветвь одна!

В нашем традиционно полицейско-чиновничьем государстве осталось только владельцу СМИ и заказчику информации в партикулярном костюме нанять себе редакторов в генеральских мундирах. Испытанный уже не раз прием – введение единомыслия в России. Предлагаем сделать проблему свободы слова предметом интенсивного обсуждения и дискуссии на общих форумах правозащитных активистов, спланировать общероссийские акции и кампании по этому поводу, пока брешь не закрыли. Мы готовы присоединиться к вашим солидарным действиям в этом направлении.

Анна Пастухова, Екатеринбургское общество «Мемориал»

Галина Шубина,
Информационно-правозащитный центр

Елена Макей,
«Правовая защита»

Петр Дьяконов,
Антифашистский центр

Вячеслав Осетров,

«Открытая политика»

Наталья Тагильцева,
Центр поддержки гражданских инициатив «Открытое общество»

Глеб Эделев,

Движение против насилия

Роза Буркутбаева,

Общество защиты гласности