Вести из Думы
С этого номера мы начинаем публиковать обзоры законодательной деятельности Государственной думы

Включение поступившего в Думу законопроекта «О федеральных административных судах в Российской Федерации» на первое чтение уже в ноябрьский план подтверждает самые худшие опасения насчет заказного характера этой инициативы. Проект протаскивают наскоро, под шумок. Но с его принятием на независимости судебной власти можно будет ставить крест.

Напомним, что дело касается не создания судов по административным правонарушениям. Под вывеской административных судов будут скрываться специальные суды по особо важным делам со специально отобранными судьями. Цель этой реформы – изъять из обычных судов дела, решение по которым должно быть заранее известно центральной власти. Все это прикрывается рассуждениями о существующей зависимости судов от регионального начальства, финансировании судов и судей местными руководителями.

Напомним также, что согласно проекту в ведение административных судов передаются дела об оспаривании нормативных и ненормативных актов Президента, Правительства, органов власти и других исполнительных органов субъектов РФ, ЦИКа и окружных избирательных комиссий, дела по разрешению споров между Федерацией и ее субъектами и взаимно между субъектами, о приостановлении деятельности общественных объединений, дела, связанные с государственной тайной, а также «иные (т.е. любые!) административные дела, имеющие важное государственное и международное значение, если они не могут быть рассмотрены в нижестоящих судах».

На первом этапе внедрения административных судов будут, как говорится в пояснительной записке, образовываться специальные «тройки» в региональных судах.

Проект должен быть остановлен. Так как закон конституционный, для его принятия необходимо квалифицированное большинство депутатов (2/3). Следовательно, имеет смысл бороться за каждый голос.

18 октября отклонен в первом чтении и снят с рассмотрения еще один проект закона «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О реабилитации жертв политических репрессий», внесенный депутатами В.И.Никитиным, А.П.Бурулько, Р.Н.Гимаевым, А.В.Селивановым и рядом депутатов второго созыва.

Проект, во многом параллельный рассмотренному и отклоненному 6 октября проекту Рыбакова–Игрунова, предлагал распространить действие закона 1991 года на граждан РФ, подвергнутых репрессиям на территориях государств – бывших союзных республик СССР, если в этих государствах отсутствует законодательство по их реабилитации. Скорее экономический, чем идеологический подход Думы к проблеме репрессий (хотя антисоциальная экономика – это тоже государственная идеология) подтверждает принятие палатой 27 октября Заявления «В связи с Днем памяти жертв политических репрессий». Конечно, жертвам репрессий новая редакция закона была намного нужнее декларативного заявления. Но, к сожалению, пострадавшим от государства добиться от него большего вряд ли сегодня возможно. Тем более что принятие такого документа стало возможным лишь благодаря сложной интриге, направленной на максимальную деполитизацию этой политической по сути декларации.

Заявление было подготовлено депутатом Сергеем Ковалевым. КПРФ выступила против, Единство разделилось: при первом голосовании «за» проголосовало 45 членов Единства, «против» – 24, не голосовало – 15, и заявление не было принято (158 – «за», 86 – «против», при 2 воздержавшихся и 246 не голосовавших [подробнее об этом на стр. 53]. Однако по настоянию Бориса Немцова, обвинившего «медведей» в непоследовательности (представлял проект зампред Комитета Думы по делам общественных объединений и религиозных организаций Александр Чуев, а выступившая от фракции Александра Буратаева проект поддержала), Дума вернулась к голосованию и со второй попытки набрала необходимое большинство.

«Имя каждого репрессированного должно быть названо, – говорится в заявлении, – каждая могила, каждое массовое захоронение должны быть найдены и отмечены памятными знаками. <...> В День памяти жертв политических репрессий Государственная Дума заявляет о своей приверженности принципам законности, а также выражает готовность совершенствовать правовое регулирование защиты каждого от злоупотреблений властью».

Внесенный депутатом Юлием Рыбаковым проект федерального закона «Об альтернативной гражданской службе» (АГС) рассмотрен Советом Государственной Думы и считается теперь внесенным. В основу проекта положена редакция, подготовленная под руководством Валерия Борщева в 1998 году. При этом уточнена сфера применения АГС (только в системе МЧС, социальной сфере и здравоохранении), исключен «компромиссный» переходный период, добавленный в прежнюю редакцию закона под давлением оборонного лобби (предусматривалась возможность направления половины «альтернативщиков» для прохождения службы на гражданских должностях в Вооруженных Силах).

Обзор подготовил

Лев Левинсон,

помощник депутата Сергея Ковалева