19 октября ушла из жизни председатель «Рижского Мемориала».

Галина Михайловна
Петрова-Матис

В церкви Иоанна на отпевании присутствовало свыше 200 человек, объединенных печалью и любовью к Галине Михайловне. 10 лет она возглавляла «Рижский Мемориал», который объединил жертв обоих тоталитарных режимов, репрессированных и в Латвии, и за ее пределами. Судьба Галины Михайловны складывалась непросто. В 1921 году она вместе с родными матери, уехавшими от советской власти, оказалась в Латвии.

В 1941 году она закончила историческое отделение филфака Латвийского университета, параллельно учась в консерватории и балетной школе.

Будучи еще студенткой, вышла замуж за известного шахматиста Владимира Петрова. Началась война... За неделю до войны депортировали родителей Галины Михайловны, которые вернулись в 1947 году.

В эти же годы в недрах
ГУЛАГа пропал муж Галины Михайловны. В марте 1949 года повторно депортировали
родителей, и она добровольно поехала в Сибирь, чтобы поддержать их. Провела в Канске 10 лет, работая тапером и
музыкальным воспитателем в детских садах.

Всю жизнь Галина Михайловна вела поиск своих близких (репрессии коснулись 10 ее родных): материалы дела мужа ей удалось получить только в 1995 году.

Она собрала обширный материал о репрессированных священнослужителях Латвии, деятелях культуры, публиковала свои воспоминания – ее творческий потенциал был неисчерпаем.

Будучи председателем «Рижского Мемориала», Галина Михайловна входила в Правление Объединения политически репрессированных Латвии и Комиссию по оценке преступлений тоталитарных режимов.

Незаурядность личности, жизнелюбие, общительность делали Галину Михайловну центром любого общества, эталоном «старых русских».

Такой она останется в нашей памяти и сердцах.

Рута Озолиня,

«Рижский Мемориал»


8 ноября мы потеряли всем нам очень близкого, родного человека.

Умерла
Зоя Дмитриевна Марченко.

Судьба дала Зое Дмитриевне долгую жизнь, 93 года – по всем людским меркам – очень большой срок.

Зоя Дмитриевна оставалась до последних дней интереснейшим собеседником, эмоционально отзывчивым человеком, живо откликавшимся на все события нашего времени.

И главным было в ее жизни служение. Зоя Дмитриевна считала себя лично ответственной за сохранение Памяти о людях, прошедших лагеря и тюрьмы, погибших в застенках. Увековечению этой Памяти и была посвящена многогранная деятельность и самоотверженная работа Зои Дмитриевны в обществе «Мемориал» в последние десять лет ее жизни. Особым смыслом был наполнен для нее Соловецкий камень. Еще недавно Зоя Дмитриевна вспоминала открытие памятника:

«Десятки лет мы жили, не смея показать фотографию, письмо, упомянуть об ушедших от нас родственниках. Сейчас мы можем прийти к Соловецкому камню и вместе со внуками поклониться Памяти наших родных и близких, погибших в лагерях… Любой человек может зажечь поминальные свечи и ставить их рядом с камнем. И 30 октября, в День нашей скорби, нашей Памяти свечи горят, и каждое дерево стоит в кольце света и огня, словно в озарении. В тот первый день, 10 лет назад, было сильнейшее ощущение единства собравшихся. Нас сплотили тогда общее горе и радость, ведь мы, наконец, были признаны общей жизнью страны»…

Соловецкий камень теперь хранит Память и о ее душе, полной трепета и горения. Зоя Дмитриевна светила нам всем, как свеча, пылающая внутренним огнем.

Сергей Кривенко