Василь Овсиенко

Отзывы

Василь Овсиенко, бывший узник пермских политлагерей, активист Харьковской правозащитной группы, известный журналист, заместитель председателя Республиканской христианской партии.

Василий Васильевич, вы приезжаете в музей «Пермь–36» чаще других. Что вас влечет сюда?

– Я приехал сюда уже в восьмой раз. Первый приезд был очень затяжной, он длился 6 лет. Потом мне пришлось приехать сюда в 89-м году, это было как раз через год после моего освобождения (меня освободили 21 августа 1988 года). Цель нашего приезда тогда – перезахоронение останков Стуса, Литвина и Тихого, но перед нашим выездом из Киева пришла телеграмма от пермских властей, что эксгумация невозможна: не благоприятствует санэпидемобстановка.

Конечно, это было вранье. Следующий приезд был 17 ноября того же 1989 года, мы все же произвели эксгумацию, забрали останки Литвина и Стуса. Потом в 95-м году я был на освящении музея.

В 96-м году я приезжал на открытие музея, а в 99-м, 22 июня, мы были здесь с Михайло Горынем. Какие чувства я испытываю, находясь здесь? Когда я первый раз пришел сюда, впечатления были тяжелые. У Стуса есть такое выражение: «где все людскою мукою взялось», если перевести – «где все пропитано людскими мучениями»… А теперь отношусь к этому, как к некой обязанности: раз я об этом больше знаю, то я и должен людям рассказывать, писать, потому что кто-то должен это делать.

Что вы думаете о проведении конференций в музее?

– Это очень хорошо, что именно здесь проводятся конференции, что они всероссийские и международные. В таких условиях люди как-то лучше воспринимают увиденное и услышанное. Я очень ценю гражданский подвиг Пермского «Мемориала». Одно дело – музей о славе своей Родины, а другое – музей о ее позоре. Стус как-то написал: «Я понимаю, что за мной стоит мой угнетенный народ, честь которого я вынужден защищать до конца». Такие слова не надо повторять часто, но надо помнить, что за тобой что-то стоит, что ты не сам по себе, что честь народа состоит из достоинства отдельных людей.

Балис Гаяускас

Балис Гаяускас, бывший зэк пермких политлагерей, член Союза полических заключенных и ссыльных Литвы. Его общий лагерный стаж – 35 лет.

Балис, что вы чувствовали в первый раз, когда попали сюда, и что чувствуете сейчас?

– В первый раз я задержался здесь надолго, на 8 лет. Второй раз я побывал здесь два года назад, и это действительно было интересно. Я раньше много раз видел обстановку зоны, когда нас привезли, закрывали... Я помню всю обстановку, всех людей, которые сидели в камерах, и тех, которые нас охраняли.

Даже и сейчас я иду и вижу – Долматов, Кукушкин, который сейчас в музее работает, другие, все у меня перед глазами. А сейчас приехал, и уже как-то все обычно. Хожу, никого нет, этих людей нет, чувство уже другое – отдаленное, детали забываются.

А что вы можете сказать о конференции?

– Конференция очень хорошая, очень нужная. Я не являюсь членом «Мемориала», но мы делаем то же самое, у нас очень много музеев, наш Союз бывших политзаключенных и ссыльных – организация большая, раньше я возглавлял ее. Организация была создана 30 июля 1987 года, я еще был в ссылке, потом стал руководителем. Мы занимались очень многим, в том числе стали создавать музеи. У нас 63 отделения Союза по всей Литве, чуть больше 45 тысяч членов, а музеев у нас 43. Много экспонатов, приносят еще и еще, а экспонировать негде… Мы идем в основном в школы, занимаемся со школьниками.

Хейки Ахонен у автозака, расположенного перед воротами бывшей политзоны Пермь-36

Хейки Ахонен, бывший политзаключенный пермских политлагерей, автор и распространитель самиздата, один из основателей Эстонской национальной партии независимости, председатель правления Фонда Кистлер-Ритсо Ээсти.

Хейки, вы в первый раз приехали в Чусовую, в те места, где сидели. Что вы чувствуете?

–Ничего особенного. Но меня поразили мистические совпадения: у Александра Даниэля остановились часы, у кого-то еще остановились и у меня тоже.

А у Михаила Черепанова, который проводил экскурсию в зоне «особого режима», на часах стекло разбилось… У меня нет каких-то эмоциональных ощущений, которые я могу описать, но у меня рождаются мистические параллели: время остановилось, в музее – какая-то консервация времени.

Мне радостно видеть, что бывшую политзону стараются сохранить, потому что объект бесценный, и это очень важно делать.

А что вы можете сказать как участник конференции?

– Конференция замечательная, я за свою жизнь побывал на многих конференциях, и обычно они бывали довольно скучными, почти бессмысленными, на них я часто замечал, что засыпаю.

А здесь воплотилась замечательная идея – собрать музейщиков, у которых и музеев-то еще настоящих нет: нет исследовательской работы, экспозиционная работа практически не ведется.

Большая часть участников конференции пока только хранители собранных вещей. Но собрались замечательные организации, у меня как бы открылись глаза, и я увидел огромную систему, которая функционирует.

Кроме того, как и на любой конференции, у меня возникли рабочие контакты, так что я очень доволен.

А с музеем «Пермь–36» мы сотрудничаем: я сделал предложение по поводу проекта в интернете, и это уже в работе.

Давид Алавердян, журналист-международник, главный редактор информационно-аналитического агентства «МЕДИАМАКС» (Ереван):

– Впечатления от конференции просто потрясающие. Я еще раз убедился в том, что «Мемориал» – это работающая организация, которая держится целиком на энтузиастах, потому что я не вижу никакой государственной поддержки. А если говорить конкретно о сотрудниках музея «Пермь–36», то это не только энтузиасты, но и фанатики.

Создать музей на ровном месте, где все разрушено, построить то, что было разрушено другими, – это очень сложно.

Для Армении на сегодняшний день это просто невероятно, невозможно.

Я горжусь тем, что был участником этой конференции. Надеюсь, что для меня это не последнее, а первое общее мероприятие и наше сотрудничество окрепнет и станет постоянным.

Вячеслав Битюцкий, председатель Воронежского отделения общества «Мемориал»:

– Конференция мне очень понравилась. Может быть, потому, что я с большим интересом всматриваюсь и вслушиваюсь во все, что зримо передает недавнее прошлое и помогает раскрыть тему репрессий во всех ее бесконечных аспектах. Верна пословица: «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать».

Понравилось мне и то, что говорилось на конференции во время дискуссии. Приятно было видеть, что имеешь дело с людьми, готовыми поделиться своими знаниями и опытом. Да и просто побывать в ваших краях, посмотреть Пермь, Чусовую...

Марина Кузьмина, сопредседатель Комсомольского-на-Амуре отделения общества «Мемориал»:

– Я считаю, что это большое событие в нашей мемориальской жизни.

Все отлично организовано, все очень интересно, огромное количество материала можно увезти с собой, и многое из того, что я здесь узнала и увидела, я хочу использовать для своей работы.

Чулпанай Аманджулова, Казахстанское историко-просветительское общество «Адилет», Республиканский музей истории политических репрессий и тоталитаризма (Алма-Ата):

– Во время конференции я общалась с единомышленниками, друзьями, и это дало мне новые силы, я почерпнула для себя много полезного. Во всяком случае, теперь знаю, что нужно делать, а чего не нужно.

Михаил Черепанов, заместитель главного редактора Книги памяти Республики Татарстан:

– Организация и теоретический уровень конференции, безусловно, были на высоте. Чувствовалось, что хозяевам-пермякам действительно есть что показать и чем поделиться.

Конечно, можно спорить о методах, формах и деталях содержания музейной работы в Перми. Суть «пилотного» урока, мне кажется, ясна лишь подготовленному слушателю. Важно, чтобы это стало понятно каждому школьнику. Спасибо конференции – она помогла мне сделать первый шаг в организации взаимодействия с коллегами из других регионов СНГ.

Иван Паникаров, председатель общества «Поиск незаконно репрессированных», поселок Ягодное Магаданской области:

– Конференция, организованная вами, – мероприятие нужное, я сказал бы, даже обязательное. И впредь следует проводить такие встречи.

Во-первых, мы все теперь знаем (пусть и поверхностно), кто чем занимается, какие проблемы возникают и как они решаются. Во-вторых, мы увидели своими глазами ваш уникальный музей-лагерь и многое узнали о нем. Ведь мы должны знать не только об истории репрессий в своих регионах, но и то, что было по всей стране. Я как бы побывал в той недавней эпохе и еще больше задумался о сути человеческой жизни.