Юзеф Чапский. Июль 1914

Сначала – человек, потом – поляк

Юзеф Чапcкий – один из самых замечательных людей нашего века, видевший и испытавший все, чем XX век вписал себя в историю: революции, войны, тюрьмы, лагерь. Потомок старинной дворянской семьи граф Чапский мог стать русским, немцем, австрийцем, чехом, поляком: во всех этих странах у него были родственники. Он родился в Праге, детство провел в Минской губернии, в 1916 году приехал в Петербург, где поступил в пажеский корпус. Революция в России закрывает пажеский корпус. Юзеф Чапский объявляет себя поляком и впервые встречается с советской властью. По просьбе товарищей он отправляется на поиски польских офицеров, затерявшихся в революционной России. После трудного путешествия он находит только информацию: все офицеры были убиты. В 1920 году Юзеф Чапский, офицер уланского полка, воюет с «большевистским нашествием» и награждается крестом «За военную доблесть».

Автопортрет (Лагерь Павлищев Бор) 1940

Кончились войны, и Чапский посвящает себя живописи. Он – известный художник, его картины выставляются в Париже, Варшаве, Женеве. Но неумолимый век напоминает о себе: в сентябре 1939 года Гитлер нападает на Польшу, Юзеф Чапский надевает военный мундир. И попадает в плен к союзнику Гитлера – Красной армии. Вместе с другими польскими офицерами его заключают в лагерь. Два года без месяца провел он в лагерях: Старобельске, Павлищевом Бору, Грязовце. Он так никогда и не узнал, почему его неожиданно перевезли из Старобельска: все его товарищи по этому лагерю были убиты в Катынском лесу. Юзеф Чапский ничего не знал о судьбе польских офицеров, когда был освобожден по случаю советско-германской войны. Сталин решил организовать польский корпус и выпускал на свободу оставшихся в живых военнопленных. Юзеф Чапский надел мундир и получил от генерала Андерса поручение найти узников Старобельска и других лагерей. Чапский второй раз отправился в путешествие по России. После войны, в Париже он напишет книгу о своих бесплодных поисках. Она будет озаглавлена: «На нечеловеческой земле». В предисловии к ней Юзеф Чапский сказал о своем отношении к России: «Моя книга, заглавие которой русские могут воспринять как жестокое, свидетельствует прежде всего о моей привязанности к России. Я отдаю себе отчет в том, что этот взгляд сегодня чужд большинству поляков. Но я слишком хорошо знал русских высочайших моральных качеств, слишком много сердечных чувств дали мне русские... Я встречал там подлинных братьев, о которых даже не смел писать в моей книге, чтобы им не повредить. Я верю, что искренние и братские отношения между Польшей и Россией не только возможны, но в будущем необходимы... Несмотря на наше «трагическое противостояние», мы необыкновенно близки друг другу». О себе он говорил: «Я сначала – человек, потом – поляк». Но прежде всего он – художник, известность которого будет не переставая расти.

Юзеф Чапский. Март 1945

Из предисловия Михаила Геллера

к альбому Юзефа Чапского

«Человек и место».

(К 100-летию со дня рождения)

Для тех, кому захочется познакомиться с другими альбомами – не менее интересными, связанными с «мемориальской»тематикой,– мы публикуем скромную библиографию.

1. Берлин–Москва, 1900–1950. Мюнхен/Нью-Йорк, 1995;

2. Русский плакат. ХХ век. Шедевры. М.: «Контакт-Культура», 2000;

3. Самиздат века / Сост. А.И.Стреляный, Г.В.Сапгир, В.С.Бахтин, Н.Г.Ордынский. М.–Мн.: «Полифакт», 1997;

4. Морозов А.И. Конец утопии. Из истории искусства в СССР 1930-х годов. М.: Галарт, 1995;

5. НЕТ! – и конформисты. Образы советского искусства 50-х до 80-х годов. Варшава, 1994;

6. Евфросиния Керсновская. Наскальная живопись. Альбом. Москва: СП «Квадрат», 1991;

7. Агитация за счастье. Советское искусство сталинской эпохи. Дюссельдорф – Бремен, 1994;

8. Голомшток И.Н. Тоталитарное искусство. М.: Галарт, 1994.

9. Карлаг и… поколения. Каталог выставки Москва–Караганда;

10. AT OF GULAG. Каталог выставки. Amstedam,1993;

11. David King. The commissa vanishes.

(The falsification of photogaphs and at in Stalin’s ussia). Hong Kong, 1997;

12. Samizdat – Altenative Kultu in Zental- und Osteuopa: Die 60e bis 80e Jahe). Bemen: Ed.Temmen, 2000;

13. Juij Bodskij. Solovki – Le isole del matiio. La Casa di Mationa, 1998.