Чему учит история?

13 февраля в газете «Сегодня» была опубликована статья Дениса Бабиченко «Сигнальный экземпляр», посвященная отмене запрета использования ФСБ анонимок. 12 июля Кассационная коллегия Верховного суда РФ не удовлетворила жалобу общероссийского движения «За права человека» по делу о легализации анонимок. Таким образом, оставлено без изменения решение Верховного суда от 24 апреля этого года о том, что рассмотрение анонимных сообщений в юридической практике ФСБ не противоречит законодательству. Вот как прокомментировал статью Д.Бабиченко председатель Правления «Мемориала» А.Б.Рогинский

В первую очередь следует подчеркнуть, что данный комментарий является исключением, сделанным только из уважения к газете «Сегодня», так как «Мемориал» придерживается правила не комментировать отрывков документов, потому что вырванный из контекста фрагмент можно интерпретировать по-разному. Что касается анонимок в целом, то всякое тоталитарное государство сталкивается с этой проблемой, ибо оно само стимулирует такую форму обращений. Государственный орган может принять решение не реагировать на анонимки по разным причинам. Например, в 1935 году такое решение было принято правительством нацистской Германии. Несомненно, оно носило сугубо прагматический характер, так как наплыв анонимок был колоссальным, однако нет оснований утверждать, что это решение неукоснительно соблюдалось на практике. В 1988 году МВС запретил работу государственных органов с анонимными документами. Это решение носило не только прагматический характер, но и было знаком демократизации государства. В истории нашей страны анонимные доносы сыграли страшную разрушительную роль. Принятие этого указа казалось естественным шагом в сторону развития правового государства, и «Мемориал», несомненно, его поддерживает.

Нужно подчеркнуть, что анонимные заявления в действительности не являются исключительно примером низменного сознания граждан, но скорее затрагивают проблему коррупции. Нежелание поставить подпись под заявлением зачастую вызвано именно страхом перед властью и ее связями с преступным миром. В странах, где это явление отсутствует или имеет значительно меньшие масштабы, количество анонимных заявлений очень невелико.

Сегодня мы узнаем, что практика работы с анонимными сигналами возобновлена. Как на это реагировать? Во-первых, все зависит от того, кто и как будет работать с такими документами. К сожалению, трудно представить, что ситуация не создаст возможности правового произвола, и в связи с этим такое решение трудно одобрить. С другой стороны, нельзя забывать, что мы живем в реальном мире, где существуют определенные виды преступлений, совершению которых можно воспрепятствовать, если сигналы об их подготовке вовремя поступят в прокуратуру или другой соответствующий орган. К таким преступлениям относятся, например, похищение с целью получения выкупа, покушение, террористический акт – одним словом, очень узкий круг противоправных деяний, угрожающих жизни и здоровью людей. В этом случае неразумным было бы отказаться от рассмотрения анонимных сигналов. Формула, приведенная в газете: «признаки подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также сведения о лицах, его подготавливающих или совершивших», является неприемлемой и может спровоцировать новую волну анонимных заявлений и тем самым возврат к прошлому. «Мемориал» безоговорочно возражает против такого «открытия шлюзов» с одним единственным вышеупомянутым исключением. В случае опасности для жизни или здоровья граждан нет оснований игнорировать такого рода заявления, но следует помнить, что их проверка должна вестись с удесятеренной тщательностью по сравнению с обычными заявлениями.

К моменту выхода этого номера бюллетеня газета «Сегодня», входившая в холдинг «Медиа-Мост», уже закрыта.