Дети рисуют Кавказский узел


Мой привычный факультативный урок психологии (на школьном языке – «урок по выбору») в «сборной команде» 1–3-х классов на прошлой неделе прошел для меня не совсем обычно.

Обычно – это когда я, обращаясь к детям, как к «независимым экспертам нашей непростой жизни», прошу их поделиться своими представлениями о том или ином событии, той или иной проблеме, тех или иных явлениях нашего быта, истории, культуры.

Так мы провели с ними уже довольно много уроков: о том, почему Белый дом горел; что случилось с «Курском»; кто такие депутаты; какие проблемы есть в современной социокультурной ситуации у взрослых и детей; зачем людям компьютеры, что можно делать с помощью сети Интернет; что такое психологическая помощь взрослых детям; зачем люди смотрят сериалы, какие мультики нужны и интересны детям; что такое права человека и какие они бывают.

Часто тему обсуждений подсказывают сами дети, начиная урок с рассказов о событиях и проблемах своей детской жизни. Иногда я прошу их провести мысленное сравнение каких-то событий, действий, тем, ситуаций. Например, были у нас уроки, посвященные темам «Люди ссорятся – люди мирятся», «Я в России – я в Америке», «Дети шумно играют – дети бесятся», «Ребенки и чертенки», «Я в школе – я на даче».

Бывает и так, что я начинаю какую-то тему, а дети по собственной инициативе ее продолжают. Так было на уроках о психологической помощи (дети предложили обсуждать, как они сами нередко оказывают психологическую помощь взрослым), на уроке о правах человека (удивительно, но они при обсуждении права на жизнь сами связали его с мораторием на смертную казнь).

Методика проведения наших уроков в своей основе содержит обращение первоначально к языку рисунка (этот язык младшим школьникам доступнее и ближе), затем – индивидуальную беседу с каждым ребенком по его рисунку. Если в рисунках детей угадываются какие-то повторяющиеся ассоциации, то они могут стать предметом специального устного группового обсуждения. Так было, например, когда большая часть детей, рисуя тему «Моя новая игрушка под названием Психолог», нарисовала эту игрушку в виде котов или кошек. Или когда, рисуя тему «Город будущего», на фоне общего разнообразия многие дети включили в свои рисунки церковные купола.

Урок прошлой недели, который я отнесла к необычным, начался с моего сообщения о предстоящей командировке на Кавказ. Обычная реакция детей на такие сообщения – это вопросы о том, как это повлияет на расписание уроков, какие достопримечательности я там увижу, с кем буду встречаться.

Реакцией детей в этом случае была тишина, которую еле слышно нарушила вопросом совсем маленькая девочка. Вопрос был такой: «А вас там не убьют?»

О том, что именно я там буду делать, дети, как правило, не спрашивают – они полагают, что если я у них веду уроки, то и там я буду перед кем-то выступать и что-то обсуждать.

Исходя из этого, я и поторопилась внести ясность: еду на международный симпозиум – обсуждать тему «Кавказский узел». А вам предлагаю нарисовать и объяснить, как вы эту тему понимаете, а также написать, о чем, как вы советуете, мы там должны говорить.

Приступая к рисованию, дети, как правило, что-то приговаривают, произносят отдельные реплики, имеющие прямое или ассоциативное отношение к рисунку. На этот раз я услышала и записала такие обрывки фраз: ...кавказский госпиталь... Чечня... война... чеченские люди... солдаты... бандиты... а мой папа мусульманин... простые люди... президент Путин...

Рисунки детей оказались самыми разными, но в целом их можно разделить на три группы: изображение военных действий, последствия военных действий и люди, с чьими действиями дети связывают возможность решения кавказских проблем.

Приведу примеры.


Изображение военных действий:

Танки, самолеты, бомбы, пистолеты, пушки, пули, взрывы. На некоторых рисунках присутствуют горы.

На многих рисунках – флаги. Флаги, как правило, разные. А вот боевая техника – практически одинаковая.

Даже раскрашена одинаково. Более того, на этой боевой технике присутствуют звезды! Поэтому на мой вопрос о том, как определить, кто же здесь с кем воюет, дети отвечают по-разному. Например, один мальчик отличил «наш танк» по тому, что у него «звезды получше».


Последствия военных действий:

«Умерший солдат», кавказский госпиталь, скорая и пожарная машины, разбитый корабль, «место, где люди совершают теракты и горит флаг», очень трогательный рисунок с припиской «рухает кавказская школа».

Из других пояснений к рисункам: война, убийства, пожары, голод, взрывы, болезни, уничтожают все, что попадется, «люди воюют друг с другом».

Люди, с чьими действиями дети связывают возможность решения кавказских проблем:

  • «Бандит спрятался от других врагов, которых он боится» (прогноз – война будет продолжаться и не закончится никогда).
  • «Чеченцы хотят открыть дверь, чтобы подружиться» (прогноз – чеченцы могут жить без войны).
  • «Путин и другие никак не могут решить свои проблемы!» (прогноз – Путин решит проблемы Кавказа, если будет решать не огнеметами и пулеметами, а языком: посадит за круглый стол военных, которые «живут и дерутся» на Кавказе). В дополнение к своим рисункам дети попросили передать участникам симпозиума и всем кавказцам буквально следующее:

  • Как прекратить войну?

  • Нужно, чтобы все положили флаги на землю. (Это сказал мальчик, рисовавший танки с одинаковыми звездами и разные флаги.)
  • Война мне не нравится. Прекратить войну должны русские. А чеченцы поймут и не будут. И будут жить дружно.
  • (Девочка, назвавшая свой рисунок «Умерший солдат»: солдат умирает и всем говорит – живите!)

  • Кавказские проблемы в том, что «мало людей, которые бы сказали, что хватит драться, а сесть за круглый стол и решить проблемы языком» (рисунок «Путин и другие никак не могут решить свои проблемы!»).

  • Чего хотят чеченцы? – Они хотят открыть дверь, чтобы подружиться (на рисунке дверь отделена от дома длинным коридором – по типу рукава, заменяющего трап самолета).
  • «Война – это очень плохо и нехорошо. И здесь дерутся. Вот и все проблемы» (рисунок «Бандит, прячущийся от других врагов»).
  • «Кавказ и Россия объединились, и у них дружба. Россия и чеченцы воюют. Кавказ и чеченцы воюют тоже» (рисунок про госпиталь).
  • Узел? – Развяжется. Но как, не знаю (рисунок «Танк и пушка спускаются с гор, идут на русских»).
  • Мои рекомендации, как решить проблемы и распутать узел? – Надо помириться со всеми боевиками. Как? – Сказать, что нельзя убивать людей (рисунок «Место, где люди совершают теракты и горит флаг, рушатся дома, а узел запутался слишком сильно»).
  • Чеченцы и Россия оба хорошие. Так как это люди. Живут на планете. И они нам не чужие. Хоть мы и живем в Санкт-Петербурге (рисунок с пустыми стульями и названием «Живите дружно!!!»).
  • Последнее высказывание принадлежит той самой девочке, с вопроса которой и завязался этот наш необычный урок, для детей – психологии, а для взрослых, я бы рискнула сказать, – ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ УРОК.

    Галина Бардиер,
    кандидат психологических наук, Центр «Стратегия»
    (Санкт-Петербург)