Служить шесть месяцев готовы многие

Комсомольская правда, № 226, 2001 г.

На вопросы «Комсомольской правды» отвечают участники «круглого стола» по армейской реформе: лидер СПС Борис Немцов, генералы Василий Смирнов и Эдуард Воробьев.

Борис НЕМЦОВ: После встречи (21.11.2001) Путина с Касьяновым, где обсуждался переход к контрактной армии, было заявлено: реформа займет 10 лет. Давайте без иллюзий: любые программы, на которые надо столько времени, в России не будут выполнены никогда. Через 10 лет Путин может не быть президентом. А его преемник может от реформы отказаться.

«КП»: Что предлагает Союз правых сил?

Борис НЕМЦОВ: Переход к профессиональной контрактной армии надо начать уже с конца 2002 года или весны 2003-го. Мы не собираемся менять Конституцию: всеобщая воинская обязанность сохраняется. Но мы предлагаем обязательную военную службу сократить с 2 лет до 6 месяцев. А большинство рядовых и сержантов будут служить по контракту. Необходимо в течение четырех лет перейти к структуре, в которой будет 400 тысяч контрактников и 150 тысяч призывников.

«КП»: Что дает этот план?

Борис НЕМЦОВ: Первое: нет «дедовщины». Второе: меняется социальный и образовательный уровень Вооруженных Сил. Сегодня в армии служат в основном ребята из бедных семей. Те, кто побогаче, сыновей разными способами от призыва спасают. По оценкам экспертов, в Москве родители готовы платить за это до 5 тысяч долларов. Наша программа резко снижает уровень коррупции в военкоматах. Опросы показывают: на протяжении 6–8 месяцев готовы служить 75 процентов призывников, а 2 года – только 8 процентов.

«КП»: Есть ли деньги в казне?

Василий СМИРНОВ: Меня удивляет, что СПС ставит себе в заслугу стимулирование интереса к контрактной службе. Историческая справка: эта проблема изучается Генштабом еще с 1992 года. Депутаты тогда приняли такие отсрочки от армии, что мы только 14 мальчиков из 100 призывали (сегодня – 12. – О манипуляции со статистикой см. статью Л.Вахниной «Арифметика по-генеральски». – Примеч. ред.). Поэтому начали призывать на контрактную службу солдат и сержантов. Потом накануне президентских выборов 1996 года Борис Ельцин подписал указ о переходе армии полностью на контракт. Хотя не было программы действий, денег – не было ничего. Поэтому другим своим указом в 1998 году уважаемый господин Ельцин все это дело отменил. Но Генштаб продолжал разрабатывать концепцию реформирования армии.

<…> Президент принял нашу концепцию. Наша задача сейчас – как можно лучше исполнить поручение президента. Из-за низкой рождаемости к 2012 году мы сможем комплектовать армию по призыву только на 52%. Поэтому переход к контрактной системе неизбежен. Но мы предлагаем делать это плавно, чтобы за какими-то победными реляциями не растерять боеготовность Вооруженных Сил.

«КП»: Что значит плавно?

Василий СМИРНОВ: До 2004 года мы хотим провести эксперимент и укомплектовать контрактниками одну из дивизий. В результате мы точно узнаем, сколько для этого понадобится денег, и разработаем соответствующую федеральную целевую программу. Второй этап – до 2010 года – наращивание числа контрактников и накопление резерва профессионалов, прошедших подготовку по призыву. И затем только можно будет полностью перейти к добровольному комплектованию ВС и других войск.

Эдуард ВОРОБЬЕВ: А по-моему, Вооруженные Силы России просто не хотят переходить к контрактной армии. Многие наши офицеры просто не готовы руководить контрактниками, которые по сравнению с ними могут оказаться старше по возрасту, опытнее по жизни. Пример – учения так называемых «партизан», военнообязанных запаса. Если они проводятся по-настоящему, для офицеров это каторга. Еще сложнее ситуация с подготовкой младших командиров. Их надо переводить на контрактную основу в первую очередь. В зарубежной армии сержанты служат по семь, девять, одиннадцать лет. Рядовые смотрят на него, как на Бога. А нашему сержанту вручаются судьбы подчиненных всего после 6 месяцев «учебки». И третий момент. Контрактника ничем другим, кроме боевой подготовки, заниматься уже не заставишь. Его не пошлешь куда-то мести, паять, лудить. Это будет уже нарушением контракта. Этот человек пошел на службу добровольно. И зная, что его в любой момент могут бросить в «горячую точку», он будет требовать дать ему возможность совершенствовать боевую выучку. Ибо от этого зависят и его жизнь, и финансовое обеспечение его семьи.