Об организации солдатских матерей
з а щ и т и т ь с ы н о в е й

Организации солдатских матерей возникли сразу, как только появилась возможность говорить на прежде запретные темы. Сильнейшим стимулом к объединению и активным действиям стал призыв в армию весной 1989 года студентов первых курсов вузов. Был создан Комитет солдатских матерей. В него вошли женщины из Москвы, Киева, Вильнюса, Еревана, Челябинска, Петрозаводска и других городов. К тому времени в закон была возвращена ранее отмененная отсрочка для студентов. Используя это, родители добились принятия правительственного постановления и вернули 176 тысяч юношей на студенческую скамью. Многие матери не смогли бросить начатое дело – ведь на них обрушился вал людского горя. Многие «основоположницы» несут эту ношу и поныне. История создания Комитета солдатских матерей предопределила высокую информированность и гражданскую активность значительной части его членов, что позволило этой организации добиться принятия ряда важнейших нормативных актов, создания комиссии при президенте СССР по расследованию причин гибели военнослужащих в армии в мирное время. Параллельно в разных регионах возникали и другие организации, объединявшие людей из самых различных слоев общества, в том числе из тех, которым гражданская активность и правовой подход обычно не свойственны. От большой беды возникло это поистине народное движение. С началом «чеченской» войны оно пополнилось тысячами новых, зачастую совсем неопытных участниц. И новые, и старые организации в подавляющем большинстве выступили против войны. Уже 27 ноября 1994 года Комитет солдатских матерей России распространил антивоенное заявление. В 1995–1996 годах объединения солдатских родителей самостоятельно или в содружестве с другими организациями проводили митинги, пикеты, собрания, посылали в органы власти заявления и обращения, собирали тысячи подписей против войны. Автору известно о таких действиях в Астрахани, Белгороде, Брянске, Владимире, Волгограде, Воронеже, Екатеринбурге, Красноярске, Курске, Москве, Нижнем Новгороде, Новгороде Великом, Новосибирске, Пензе, Перми, Санкт-Петербурге, Томске, Туле, Челябинске, Ярославле, в нескольких городах и поселках Архангельской, Калужской, Мурманской, Ростовской, Саратовской, Свердловской, Смоленской областей, Алтайском и Краснодарском краях, Республиках Карелия, Удмуртия, Чувашия, Якутия. Наверняка этот перечень неполон. Международный конгресс «За жизнь и свободу», проведенный 25–26 февраля 1995 года Комитетом солдатских матерей России с участием организаций из 44 городов 38 субъектов Федерации, принял обращение, заканчивавшееся словами: «Не отдадим сыновей на преступную войну». Страшным испытанием для родителей было отсутствие информации, которую военные были не способны или не считали нужным предоставлять. Одной из первых задач было узнать хоть что-то о своих сыновьях. Сотни матерей отправились в Чечню спасать сыновей.

Примером может служить одна из самых ранних акций – «Поезд мира», к сожалению, оставшаяся вне поля зрения общественности. В Кемерово на межрегиональной сибирской конференции Комитетов солдатских матерей было решено ехать на место боевых действий. С организациями Ингушетии договорились о проведении съезда. 17 февраля 1995 года «Поездом мира» выехали кемеровская, новосибирская, томская организации, представители Алтая, Бурятии, Тюмени, Омска. По дороге к ним присоединились женщины из Волгограда, Башкортостана, Саратова. На съезд в Назрани, проходивший 22–23 февраля, пришли также женщины Ингушетии, Чечни, приехали женщины со всего Кавказа. Приехали из Чечни и те, кто объявил, что будет мстить. Одна из основных организаторов, Т.Фролова (Томск), рассказывала: «Мы приехали и сказали – вот мы, делайте, что хотите, наши дети не виноваты. Возможно, виноваты мы, потому что мы не выиграли выборы, мы “провели” не того президента. Мы потом обнимались, плакали... Они нас прощали, они нам отдали всех пленных». Женщинам удалось даже, хотя и ненадолго, добиться прекращения огня. Потом прилетел Грачев, начались оскорбления, угрозы, были попытки арестовать участниц съезда. Участницам поездки удалось добиться возвращения своих детей. Их вывод: «В Чечне не защищаются национальные интересы России. Любая война безнравственна». В период «Второй чеченской» войны в силу известных причин антивоенное движение оказалось значительно слабее. Но уже осенью 1999 года Союз КСМ России, организация «Солдатские матери Санкт-Петербурга», нижегородский КСМ выступили с антивоенными заявлениями.

26–27 февраля 2000 года в Москве представители 70 региональных организаций солдатских матерей на II Международном Конгрессе «За жизнь и свободу», организованном Союзом КСМ России, приняли резолюцию, в которой говорилось: «Солдатские матери никогда не согласятся с тем, что уничтожение мирных жителей и молодых солдат, разрушение городов и сел может послужить фундаментом благополучия и духовного возрождения России». Но по-прежнему все эти годы приходилось вытаскивать мальчишек и из ада невоюющих частей. Поначалу методы многих организаций были далеки от правозащитных. Они обращались с просьбами к военкомам, командирам воинских частей и т.п. Целью часто был перевод из части, где совсем невыносимо, в другую, где неизвестно, будет ли лучше. Постепенно накапливался опыт, все чаще удавалось «комиссовать» ребят по состоянию здоровья, спасти беглецов от уголовной ответственности. Признак качественного скачка в работе организации – освоение методов защиты юношей от незаконного призыва и особенно права на альтернативную гражданскую службу (АГС). Некоторые КСМ не поддерживают принятие закона об АГС, причем по прямо противоположным причинам. Одни – из-за некоторой фетишизации военной службы, другие считают эту меру недостаточно радикальной и требуют отмены призыва. (В последнем случае защищают «альтернативщиков», опираясь на Конституцию.) За прошедшие годы уровень многих организаций вырос просто фантастически. Постоянной практикой стали консультации юристов, выигранные судебные процессы, издание методических пособий, взаимодействие с властями и медицинскими учреждениями для лечения и психологической реабилитации вернувшихся с войны. Лучше всего женщины сказали об этом сами на одной из конференций солдатских матерей – не с трибуны, а в разговоре между собой. – Девочки, вы помните, какими мы были еще в 93-м году? В основном – крик и слезы. Вытащить одного-другого мальчишку – и все. – Да, тогда офицеры над нами смеялись. – А сейчас мы научились работать с законом. Я когда иду в суд – все законы несу с собой. У нас судья все еще по Союзным законам судит. – Представляешь, судья врача спрашивает, какая разница между персистирующим и лобулярным гепатитом, и он не может объяснить. Я объяснила и картинку нарисовала…

Но организации солдатских родителей очень разные. Некоторые находятся под сильным влиянием и контролем военных. Одни «лавируют», чтобы не потерять возможность помогать подопечным, других можно назвать полностью «карманными». Об этом приходится говорить, потому что они, бывает, создают образ солдатских матерей в глазах неосведомленных людей. Примером такой общественной организации может служить Совет родителей военнослужащих (СРВ), возглавляемый Г.И.Шалдиковой. На дискуссии «Военная реформа, военная служба и права человека» прошедшего Гражданского форума она просто не давала вымолвить слова выступавшему «альтернативщику», крича, что все должны служить. Парадоксальность сознания, свойственная нашему обществу, в отношении к армии проявляется особенно ярко. Немало родителей, несмотря на страдания и унижения, перенесенные их сыновьями, сохраняют отношение к военной службе как к священной обязанности каждого. Борясь с «отдельными недостатками», они не приемлют попыток серьезного изменения системы, отождествляя их с «развалом армии». Такие настроения пытаются эксплуатировать военные, но это им все реже удается. Мне довелось присутствовать на одном из съездов Совета родителей военнослужащих, где почти весь президиум сверкал погонами. Региональные делегаты засыпали военных «неудобными» вопросами. Те пытались отделаться обычной демагогией, но это вызвало такое возмущение зала, что стало ясно: зреет «бунт на корабле». Сегодня СРВ растерял значительную часть региональных организаций. Многие организации проходят трудный путь от консервативных или неопределенных взглядов на проблемы армии к осознанию необходимости глубоких реформ, все чаще этот путь приводит их к сотрудничеству с Союзом КСМ России. Отдельно надо упомянуть об организациях, защищающих права родителей погибших солдат. Среди них прежде всего следует назвать Фонд «Право Матери». (подробнее на см. с.21.). Движение «Солдатские матери России», созданное Л.М.Лымарь, возникло в начале 90-х годов. В основном организации, входящие в это движение, объединяют родителей солдат, погибших, в том числе, в невоюющей армии. Они отстаивают социальные права членов семей погибших, требуют расследований случаев гибели и травматизма в воинских частях. Деятельность этого объединения отмечена проведением многих публичных акций, в том числе против войны в Чечне. Сфера деятельности некоторых региональных отделений шире. Например, воронежское отделение много лет упорно добивается установки памятника солдатам, погибшим в мирное время, активно защищает тех, кто служит сейчас; в сотрудничестве с волгоградским отделением выходит с законодательными инициативами на региональном и федеральном уровнях. Мир солдатских матерей – очень разнородный, во многом трагический мир.

Его сложность, присущие многим организациям болезни роста иногда отталкивают «классических» правозащитников, да и сами эти организации не всегда стремятся к новым контактам. Тем не менее, во многих регионах такое взаимодействие успешно налаживается. Защита прав призывников и солдат все чаще входит в число приоритетных задач таких правозащитных организаций, как Обнинская и Дзержинская – Нижегородской области; Пермский и Новгородский правозащитные центры, Брянская правозащитная ассоциация, Екатеринбургское Движение против насилия, молодежные и правозащитные организации Воронежа, Карелии, Тувы имногие другие. Нередко в подобную деятельность вовлекаются женские организации (Саратовская, Пензенская области). Особенно развито такое взаимодействие в Ростовской области, где КСМ многих городов тесно связаны с сетью женских организаций. Активное сотрудничество объединений солдатских матерей с организациями различных направлений – от просветительских до экологических – можно отметить в Мурманской, Псковской, Челябинской областях. «Непрофильные» организации особенно охотно включаются в кампании и эксперименты по введению АГС (см. рубрику АГС на стр. 55). Сами солдатские матери иногда говорят, что цель их работы – изменить ситуацию с правами военнослужащих таким образом, чтобы необходимость в деятельности подобных организаций больше не возникала. Думаю, что это и цель всего гражданского общества России.

Разумеется, в столь кратком обзоре я не смогла осветить деятельность всех организаций, самоотверженно защищающих молодое поколение России. Когда-нибудь общество в полной мере осознает величие подвига солдатских матерей и о них напишут не только монографии, но и поэмы, и романы.

Людмила Вахнина