Олег ОРЛОВ, Правозащитный центр «Мемориал» (Москва)

Обсуждение ситуации в Чечне комиссией ООН по правам человека

В апреле 2002 года в Женеве усилия российской дипломатии увенчались победой – Комиссия ООН по правам человека впервые с начала второй чеченской войны не приняла резолюцию по ситуации в Чеченской Республике. Впрочем, народу России этот успех чиновников МИДа ничего хорошего принести не может: война по-прежнему будет вестись варварскими методами; в Чечне по-прежнему будут гибнуть военные и милиционеры; в города и села России с Кавказа будут возвращаться физически и морально искалеченные молодые люди; милиция и спецслужбы будут приобретать страшный опыт вседозволенности и безнаказанности.

Очевидно, что никакие резолюции Комиссии ООН по правам человека сами по себе не могут ни прекратить войну, ни заставить воюющих соблюдать права человека. Ведь и в 2000-м, и в 2001 году эта Комиссия принимала жесткие резолюции, которые содержали решительное осуждение массовых нарушений прав человека в ходе военных действий в Чечне и призывы к правительству России предпринять конкретные шаги для исправления ситуации. Однако официальные представители нашей страны каждый раз заявляли, что эти резолюции необъективны и Россия не будет выполнять их рекомендации. Наши власти решительно отказывались разрешить поездку в Чечню Специальным докладчикам по пыткам и по внесудебным казням. И тем не менее, эти резолюции были частью пусть слабого и непоследовательного, но все же осуществляющегося международного давления на Россию. Конечно, не следует придавать слишком большого значения резолюциям, рекомендациям различных международных структур, но не следует и недооценивать их. Страшно себе представить, на что были бы готовы пойти в Чечне наши «силовики», если бы власть в Москве не была вынуждена учитывать отрицательную реакцию мирового сообщества.

Понимая, что в нынешнем году Комиссия ООН по правам человека вернется к обсуждению положения в Чечне, Международная лига прав человека, зарегистрированная при Экономическом и социальном совете ООН и потому имеющая право выступать на заседаниях Комиссии, пригласила двух представителей «Мемориала» (Т.Касаткину и О.Орлова) в Женеву. Международная федерация лиг прав человека, также имеющая право выступления, пригласила в Женеву руководителя представительства Правозащитного центра «Мемориал» в Назрани Элизу Мусаеву.

Представители «Мемориала» имели возможность встречаться в кулуарах с делегациями стран-членов Комиссии, распространять свои документы. Семь неправительственных организаций («Эмнисти интернэшнл», «Хьюман райтс вотч», Международная федерация лиг прав человека, Международная лига прав человека, «Врачи без границ», Движение против пыток и «Мемориал») провели во Дворце наций совместную пресс-конференцию, на которой сообщалось о фактах нарушений прав человека в ходе вооруженного конфликта в Чечне. Участники пресс-конференции заявили о необходимости жесткой оценки Комиссией этих фактов. К сожалению, запланированное выступление представителя «Мемориала» на сессии Комиссии ООН многократно откладывалось и переносилось на более поздний срок – повестка дня работы Комиссии в связи с событиями на Ближнем Востоке и уменьшением финансирования ООН постоянно срывалась. В результате заявление Правозащитного центра «Мемориал» и Международной лиги прав человека было зачитано перед Комиссией 9 апреля, когда представители «Мемориала» уже вернулись в Россию. Делегация нашей страны и на этой сессии Комиссии ООН по правам человека продолжала демонстрировать упрямое нежелание прислушиваться к любой критике, в центр всех выступлений ее членов был поставлен вопрос о борьбе с терроризмом. Российские дипломаты требовали от мирового сообщества полной поддержки всех действий России на Северном Кавказе.

И тем не менее, европейские делегации надеялись, что им удастся найти какое-то взаимоприемлемое, согласованное с Россией решение. По инициативе группы стран Европейского союза делегация Испании начала конфиденциальные переговоры с российской делегацией о возможности компромисса. Этими странами, как и в прошлые годы, был подготовлен проект резолюции. Однако предполагалось, что можно отказаться от принятия резолюции и ограничиться заявлением председателя Комиссии ООН, которое содержало бы ряд рекомендаций, направленных на улучшение ситуации в Чечне, взаимоприемлемых и для России, и для остальных членов Комиссии. Такие согласованные со всеми сторонами рекомендации были бы, в отличие от резолюции, обязательны для исполнения.

Как стало известно, российская делегация на переговорах с делегацией Испании отказывалась идти на любые компромиссы. Лишь в одном случае наши дипломаты были готовы начать обсуждать те или иные предложения стран Евросоюза – если эти страны дадут гарантию, что и в последующие годы они не будут больше поднимать на Комиссии вопрос о ситуации с правами человека в Чеченской Республике. Но это было неприемлемо для европейских дипломатов.

Встречаясь и беседуя с представителями ряда делегаций европейских стран, представители «Мемориала» старались донести до них позицию нашей организации, состоящую в следующем.

Конечно, компромисс желателен. Жесткая резолюция может содержать совершенно правильную оценку событий и выдвигать справедливые требования, но если для России она будет неприемлема, то за ней не последует практических шагов. Поэтому разумно и необходимо идти навстречу пожеланиям российской делегации, смягчать формулировки и снимать некоторые требования. Но нельзя идти на компромисс ради компромисса, «опускать планку» рекомендаций и требований ниже определенного уровня. В любом согласованном документе (в том числе в заявлении председателя Комиссии ООН) должны в обязательном порядке присутствовать два элемента: осуждение продолжающихся нарушений прав человека в Чечне и независимый международный контроль за расследованием преступлений. Пусть для России неприемлемо создание любых международных комиссий по расследованию, но нельзя отказываться от такого традиционного для ООН механизма, как направление в зону конфликта Специальных докладчиков, в том числе по пыткам и по внесудебным казням.

К нашему удивлению, в ходе разговоров выяснилось, что практически по всем пунктам позиции европейских делегаций совпадают с позицией «Мемориала». Развернувшаяся борьба с международным терроризмом не заставила их смягчить оценки. Более того, европейские дипломаты показывали чрезвычайно хорошую осведомленность о реалиях нынешней Чечни. Вместе с тем они выражали тревогу – состав Комиссии ООН по правам человека в этом году в результате ротации изменился, и Россия может проявлять неуступчивость, надеясь найти достаточно сторонников среди стран, известных грубейшими нарушениями прав человека.

К сожалению, эти опасения полностью оправдались. Как и во времена Советского Союза, позиции российской дипломатии в Комиссии ООН по правам человека опирались на солидарность таких стран, как Китай, Куба, Судан, Индия, Сирия. При всех различиях во внешней и внутренней политике этих стран их объединяет главное – они являются злостными нарушителями прав человека. Так же, как и наша страна.

Эта сессия Комиссии ООН по правам человека увенчалась целым букетом позорных решений. В своем интервью газете «Известия» глава российской делегации на этой сессии с гордостью сообщил, что так же, как была отвергнута резолюция по положению в Чеченской Республике, не были приняты резолюции по нарушению прав человека в Китае и по положению в Зимбабве. Чем, казалось бы, тут гордиться? Ведь весь мир знает, что в Зимбабве за прошедший год была грубо подавлена оппозиция, сфальсифицированы выборы, подвергались грабежам, погромам и уничтожению белые фермеры. Когда Европа пытается как-то повлиять на ситуацию, Россия отказывается в этом помочь своим европейским друзьям. Вот именно эта свобода действий, умение сидеть «на двух стульях» и являются предметом гордости нашей дипломатии. Когда это выгодно, Россия провозглашает себя стратегическим партнером, союзником стран Запада. Когда же выгодно другое, Россия готова блокироваться с самыми антизападными одиозными режимами, вроде Судана или Ирака. А Европа и США, благодарные за «союзничество», готовы прощать и это, и многое, многое другое.

Во время обсуждения и голосования по проекту резолюции нас в Женеве уже не было. Поэтому ниже мы приведем выдержки из сообщения сотрудницы Московской Хельсинкской группы Татьяны Локшиной, которая проходила стажировку при Комиссии ООН по правам человека во время ее последней сессии.

«Перед голосованием по проекту резолюции высказались несколько государств, которые стремились разъяснить свою позицию по Чечне.

Испания (от лица Евросоюза) посетовала на то, что долгие переговоры с российской делегацией не увенчались успехом и достичь соглашения по Заявлению председателя Комиссии (в качестве более мягкой меры взамен резолюции) не удалось. Испанская делегация поблагодарила российских коллег за немалые усилия, потраченные на переговоры, и подчеркнула, что хотя ЕС и огорчен необходимостью вынести на рассмотрение Комиссии такую резолюцию, но другого выхода не видит. Сейчас, в свете международной антитеррористической кампании, особенно важно отстаивать ключевую для борьбы с терроризмом роль прав человека.

Затем взяла слово делегация Российской Федерации. Докладчик заявил, что Россия рассматривает проект резолюции как «политически мотивированный», «морально несостоятельный», «искажающий» реальное положение дел и политику федеральной власти в Чечне и, наконец, способный оказать негативное влияние на ситуацию с правами человека как в России, так и во всем мире. Российская делегация подчеркнула, что Россия больше всех заинтересована в нормализации положения в Чечне и политическом решении конфликта. И, соответственно, российские власти активно сотрудничают с международными, межправительственными и гуманитарными организациями, а также, в первую очередь, с национальными правозащитными НПО, гражданским обществом и т.д. Таким образом, Россия делает все возможное для улучшения ситуации в республике и, проталкивая необъективную резолюцию, Евросоюз фактически «ломится в открытую дверь». Кроме того, неужели ЕС не видит, что в Чечне терроризм и сепаратизм сплелись в один плотный клубок? И что своей резолюцией Евросоюз призывает Россию к диалогу с террористами, а это, по сути, все равно что обратиться ко всем членам антитеррористической коалиции с призывом начать процесс политического урегулирования с «Аль-Каидой» и «Талибаном»? Россия до глубины души оскорблена поведением своих партнеров по борьбе с терроризмом. Она недоумевает, почему за все усилия в рамках антитеррористической коалиции ей платят такой монетой. Видимо, 11 сентября ничему не научило Евросоюз, и непонятно, как США могут поддерживать этот совершенно неприемлемый документ.

В заключение российский представитель подчеркнул, что, если резолюция будет принята, российское правительство откажется считать себя связанным ее положениями, и призвал всех противников терроризма, вооруженного сепаратизма и двойных стандартов голосовать против предложенного Комиссией документа.

Затем выступила Ливия. Ливийская делегация выразила сожаление по поводу того, что европейские и российские дипломаты не смогли договориться и выработать устраивающий обе стороны текст Заявления председателя.

Да, Россия добилась заметных успехов в области сотрудничества с международными организациями и улучшения ситуации с правами человека в Чечне. Но, с другой стороны, российским властям нужно предпринять более активные усилия для защиты гражданского населения, сохранения культурной идентичности чеченского народа и обеспечения недискриминации чеченцев. Ливия сообщила, что воздержится при голосовании.

Сирия, как и Россия, назвала резолюцию политически мотивированной. Представитель Сирии при этом выразил свое возмущение тем, что некоторые страны намеренно привлекают непропорциональное внимание к ситуации в Чечне, но закрывают глаза на вопиющие нарушения Израилем прав палестинцев. (Каждый о своем.) С точки зрения Сирии, с помощью резолюции по Чечне Евросоюз преследует свои интересы, а отнюдь не интересы прав человека.

Сирия отвергла проект резолюции как некорректный и направленный на вмешательство во внутренние дела суверенного государства.

Куба, в свою очередь, подчеркнула, что резолюция не просто политизирована, но и дискредитирует уважаемого члена международного сообщества. Последнее, по мнению кубинцев, и является реальной целью Евросоюза и других поддерживающих резолюцию государств, которым, конечно же, нет никакого дела до нарушений прав человека в Чечне.

Затем слово взял Китай. Китайская делегация указала на то, что Чечня – часть Российской Федерации, государства, которое лицом к лицу столкнулось с террористическими атаками. А разделения террористов на «плохих» и «хороших» нет и быть не может. И Россия в сложившейся ситуации делает то, что должна. (К этой фразе китайского дипломата напрашивается окончание: «…и будь что будет!»)

Последней высказалась Индия, приблизительно в том же духе, что и Китай. Индийский посол отметил, что на сегодняшний день основной приоритет международного сообщества – борьба с терроризмом и Россия принимает необходимые меры для того, чтобы остановить террористов и сохранить свою территориальную целостность. Таким образом, предложенную резолюцию поддержать никак нельзя.

Дальше было голосование. Результаты голосования таковы:

«За» выступило 15 государств: Австрия, Бельгия, Великобритания, Гватемала, Германия, Канада, Испания, Италия, Коста-Рика, Мексика, Польша, Португалия, Франция, Чехия, Швеция.

«Против» проголосовало 16 государств: Армения, Бурунди, Венесуэла, Вьетнам, Индия, Индонезия, Кения, Китай, Конго, Куба, Нигерия, Свазиленд, Сирия, Судан, Того и, естественно, Россия.

22 делегации «воздержались» (Алжир, Аргентина, Бахрейн, Бразилия, Замбия, Камерун, Корея, Ливия, Малайзия, Пакистан, Перу, Саудовская Аравия, Сенегал, Сьерра-Леоне, Таиланд, Уганда, Уругвай, Хорватия, Чили, Эквадор, Южная Африка, Япония).

Пятнадцать на шестнадцать при двадцати двух воздержавшихся. То есть резолюции фактически не хватило двух голосов. И Российская Федерация, гордо размахивая мечом борьбы с величайшим мировым злом – международным терроризмом, с достоинством сошла с повестки Комиссии ООН по правам человека. Весной 2003 года вопрос Чечни как отдельный подпункт обсуждаться не будет. Но всплывет, обязательно всплывет в отчетах Спецдокладчиков, выступлениях НПО, заявлениях ряда правительственных делегаций. А там – кто знает...»