Дело Буданова

Правозащитный центр «Мемориал» работает в Чечне с первых дней конфликта. Одно из самых страшных преступлений и бедствий для жителей Чечни – это похищение и исчезновение людей, в результате которых родственники в лучшем случае могут обнаружить изувеченное тело пропавшего.

По оценкам сотрудников программы «Горячие точки», за вторую войну в Чечне пропали бесследно после их задержания федеральными силами от тысячи до двух тысяч человек. Нами описано более 400 историй людей, о которых доподлинно известно или очень вероятно, что причиной их исчезновения стало задержание российскими военными. И это далеко не исчерпывающий список. Российские власти заявили о том, что в Чечне за похищение людей осуждены 22 человека. Однако эти дела касаются криминальных похищений, совершенных преимущественно чеченцами в период между двумя войнами. Среди осужденных нет ни одного военнослужащего или сотрудника правоохранительных органов. Прокуратурой возбуждено около 450 дел по фактам незаконного лишения свободы или похищения людей военными, из них более трех четвертей приостановлены в связи с невозможностью определить лицо, совершившее преступление. Еще некоторое количество дел о похищении людей ведет военная прокуратура. В результате следственных действий по сотням дел выплыли на свет только два имени – это полковник Буданов и майор Лапин из Ханты-Мансийского сводного отряда милиции. Последний был арестован лишь после того, как стал угрожать расправой Анне Политковской за ее публикации о преступлениях, совершенных ханты-мансийскими милиционерами в Октябрьском районе Грозного в 2001 году. Дело Юрия Буданова – единственное доведенное до суда дело такого рода.

Не надо объяснять, чего стоило родителям убитой восемнадцатилетней Эльзы (Хеды) Кунгаевой обратиться к российскому правосудию и, перешагнув через традиции, разрешить проведение экспертизы тела своей истерзанной дочери. Вот уже два года не только родители Эльзы Виса и Роза, но и ее младшие сестры и братья не могут ни на день отвлечься от своего горя, живут им, постоянно вынуждены восстанавливать в памяти события 26–27 марта 2000 г., регулярно видеть перед собой убийцу девушки. Они видят, что мрачное выражение постепенно сходит с лица Юрия Буданова. Он обретает уверенность в своей безнаказанности.

Известный московский адвокат Абдулла Хамзаев взял на себя защиту интересов семьи Кунгаевых и вложил в дело свою душу, опыт, здоровье и собственные средства. Несмотря на его титанические усилия, представителями Минобороны и судом делается все возможное и невозможное с точки зрения закона, чтобы вывести Юрия Буданова из-под уголовной ответственности. Тяжелая болезнь Абдуллы Хамзаева и открывшийся туберкулез Висы Кунгаева не послужили, по мнению суда, основанием для переноса судебного заседания, и 14 мая, после длительного повторного обследования Буданова в Институте им. Сербского, в Военном суде Северо-Кавказского ВО в Ростове-на-Дону слушания по делу возобновились при полном отсутствии потерпевшей стороны. Такого отношения суда не ожидали ни Абдулла Хамзаев, ни наши юристы.

В рамках программы «Миграция и право», имеющей некоторые возможности оказывать адвокатскую поддержку переселенцам, мы уже сотрудничали с адвокатом Хамзаевым, а также направляли экспертов для проведения психолого-психиатрической экспертизы братьев, сестер и матери убитой девушки. Поэтому мы немедленно пригласили молодого адвоката Станислава Маркелова, который на следующий же день отправился в Ростов. В его присутствии была оглашена экспертиза Института им. Сербского, которая дает основания для того, чтобы снять с Буданова обвинение в убийстве. После этого суд согласился предоставить новому адвокату несколько дней для ознакомления с 18 томами дела. Станислав вернулся и привез копии последних экспертиз: судебно-медицинской – тела Эльзы Кунгаевой и психолого-психиатрической – Буданова. Обе экспертизы проанализированы независимыми экспертами. Кроме того, потерпевшая сторона снова намерена требовать переноса слушаний дела до восстановления здоровья Абдуллы Хамзаева, который готов вскоре вернуться к своим адвокатским обязанностям.

Вокруг дела Буданова поднят лжепатриотический шум. В суд приезжает генерал Владимир Шаманов – губернатор Ульяновской области, жмет подсудимому руку, одобрительно высказывается о его профессиональных качествах. СМИ в первую очередь интересует, кто оплачивает защиту интересов семьи Кунгаевых. Журналисты и военные делают из Юрия Буданова символическую фигуру, яркого представителя Вооруженных Сил России, невинно страдающего защитника родины.

Почему и кому нужно, чтобы именно Буданов стал олицетворением образа русского офицера? Есть в нашей армии другие офицеры? Из дела Буданова мы знаем, что такие офицеры есть. Это старший лейтенант Роман Багреев, в тот же день, 26 марта 2000 г., отказавшийся отдать солдатам команду открыть огонь по мирным жилищам села Танги-Чу из 73-миллиметровых орудий и крупнокалиберных пулеметов. Роман Багреев был связан, избит Будановым со товарищи, брошен в силосную яму и засыпан сверху хлоркой. Едва не лишился жизни и генерал Герасимов, арестовывавший Буданова. Его показания есть в деле, они четкие и определенные.

Генералу Герасимову не пришло в голову скрывать происшествие, из ложной профессиональной солидарности покрывать преступление. Несколько мгновений – и люди Буданова расстреляли бы генерала. Офицеры Герасимов и Багреев не появляются на телевизионных экранах, у них не берут интервью журналисты. Более того, после выступления Романа Багреева в суде он был избит членами ростовского отделения РНЕ, избит открыто, нагло и с той же уверенностью в безнаказанности, которая определяла все действия Юрия Буданова.

К чему приведет эта безнаказанность?

Чеченцы полностью утратят веру в наше право, в осмысленность обращения в прокуратуру, в судебную систему.

При отсутствии правосудия люди ищут другие методы защиты и находят их. Значит, борьба и новые жертвы будут неизбежны.

Пример Буданова развяжет руки всем садистам, которых заносит в армию. В их руки попадают наши мальчишки. Их и чеченских девочек насилуют и истязают одни и те же люди.

Вчера Эльза Кунгаева, Роман Багреев, завтра каждый из нас может стать жертвой Буданова и таких, как он. Мы не требуем расправы над Юрием Будановым, высшей меры наказания или пожизненного заключения. Мы просто требуем суда над ним – честного и справедливого.

Только это может дать надежду на нормальную жизнь наших детей и внуков.