Александр Даниэль

Они прошли свой крестный путь. Инициативная группа

Инициативная группа по защите прав человека в СССР (ИГ) – первая в СССР неофициальная правозащитная ассоциация. Возникла в мае 1969 по инициативе Петра ЯКИРА и Виктора КРАСИНА. Кроме них, в группу вошли еще 9 москвичей: Татьяна ВЕЛИКАНОВА, Наталья ГОРБАНЕВСКАЯ, Сергей КОВАЛЕВ, Александр ЛАВУТ, Анатолий ЛЕВИТИН (КРАСНОВ), Юрий МАЛЬЦЕВ, Григорий ПОДЪЯПОЛЬСКИЙ, Татьяна ХОДОРОВИЧ, Анатолий ЯКОБСОН, ленинградец Владимир БОРИСОВ, харьковчанин Генрих АЛТУНЯН, киевлянин Леонид ПЛЮЩ и активист крымско-татарского движения Мустафа ДЖЕМИЛЕВ. Основное содержание работы ИГ – составление обращений в международные организации (по преимуществу в ООН; ответа на свои письма группа не получила). Основными темами этих посланий были практика преследования в СССР за убеждения (особое внимание уделялось карательной психиатрии); защита и представление требований советских политзаключенных. Документы ИГ распространялись в Самиздате, их печатала западная пресса, передавали радиостанции, вещавшие на СССР. Структуры и устава не имела. Большинство членов ИГ в 1969–1979 подверглись уголовным репрессиям. Заявления о прекращении деятельности группы члены ИГ не делали. Фактически деятельность группы прекратилась в 1976 с созданием Московской Хельсинкской группы (последний документ, подписанный от имени ИГ, – письмо из женской зоны Дубравлага от 17.11.1981).

Из биографического словаря «Диссиденты Восточной и Центральной Европы»

Весна 1969 года была временем бурных споров среди московских диссидентов. Впрочем, в то время слово «диссидент» к этим людям еще не применяли, как и слово «правозащитник». Все равно – я имею в виду тех людей, которые показали себя способными публично резко протестовать против преследований инакомыслящих. Тремя–четырьмя годами раньше в Советском Союзе это было бы просто немыслимо. А к концу шестидесятых протесты стали привычным и даже чуточку рутинным делом. Ну, хорошо, попротестовали – и что дальше? Вокруг этого и шли споры.

«Кто мы такие?» – спрашивали себя протестующие. «Кто вы такие?» – спрашивали их сочувствующие друзья.

В самом деле, кто они и что им надлежало делать, коль скоро они уже стали общественной реальностью?

Политической оппозицией? Тогда вроде бы логично создавать политическую партию, писать программы, уставы и собирать членские взносы. Именно этого ждала от них часть общества. И именно этого ждала от них власть, которая что-что, а расправляться с политической оппозицией отлично умела.

И следующий шаг был сделан, но не тот, которого ждала возбужденная либеральная общественность, и не тот, которого с нетерпением ждала госбезопасность. Просто в мае 1969 года под одним из писем протеста, адресованным в Комиссию по правам человека ООН, перед пятнадцатью подписями появилось шесть слов: «Инициативная группа защиты прав человека в СССР».

Поначалу было непонятно, что это за Инициативная группа – то ли временный авторский коллектив, то ли вообще разовая акция? Я даже не убежден, что это было понятно каждому из пятнадцати подписавших обращение. Но вскоре последовали другие письма в тот же адрес, и стало ясно: Инициативная группа – это ни то ни другое. И не заявка на политическую оппозицию, а нечто гораздо большее. Эти люди явочным порядком заявили о праве граждан объединяться в независимые гражданские ассоциации. Напомню: дело происходило в стране, в которой еще лет пятнадцать назад могли запросто посадить человека за участие в обществе эсперантистов, если власти покажется, что она недостаточно контролирует деятельность этой организации. В Советском Союзе уже много десятилетий не существовало ни независимых общественных организаций, ни независимых профсоюзов, ни свободной прессы (если не считать Самиздат); о местном самоуправлении и свободе религиозной жизни и говорить нечего. Создание Инициативной группы было прорывом в будущее, первой попыткой создать в стране ячейку гражданского общества – не политическую, а гражданскую альтернативу режиму.

Разумеется, режим сразу же интуитивно понял опасность, исходящую от Инициативной группы, опасность, куда более серьезную, чем если бы она была политическим объединением. Результат понятен. Собственно, он был понятен и тогда, весной 1969 года, в том числе и самим членам Инициативной группы.

Вот имена отцов-основателей гражданского общества в нашей стране, людей, чьи портреты, по идее, должны висеть в вестибюле каждой ныне существующей отечественной общественной организации. И вот их судьбы:
Инженер Генрих Алтунян – лагерь
Рабочий Владимир Борисов – лагерь, высылка за рубеж
Математик Татьяна Великанова – лагерь
Поэт Наталья Горбаневская – психушка, эмиграция
Рабочий Мустафа Джемилев – лагерь
Биолог Сергей Ковалев – лагерь
Экономист Виктор Красин – ссылка, эмиграция
Математик Александр Лавут – лагерь
Церковный писатель Анатолий Левитин (Краснов) – лагерь, эмиграция
Литературовед Юрий Мальцев – эмиграция
Математик Леонид Плющ – психушка, эмиграция
Геофизик Григорий Подъяпольский – умер в 1975 г.
Лингвист Татьяна Ходорович – эмиграция
Историк Петр Якир – ссылка
Литературовед Анатолий Якобсон – эмиграция
Я знал всех этих людей и должен сказать, что большинство из них вовсе не были героями, в любой момент готовыми к самосожжению. Просто они почти интуитивно почувствовали истинные потребности общества и сочли своим долгом откликнуться на эти потребности.

Почти все они прошли свой крестный путь достойно и до конца.