Александр Костинский, Радио «Свобода» (Москва)

Приватность, соборность и будущее современной правозащиты

Книгу Сергея Смирнова «Приватность» должен прочесть каждый мыслящий правозащитник.

Зачем, если в ней рассматриваются всего лишь нарушения прав личности при пользовании Интернетом и компьютерными сетями? Нам бы их заботы. Зачем, когда линия фронта правозащиты проходит по истерзанной Чечне, по закону об альтернативной гражданской службе, по шпионским процессам? Как ни странно, именно поэтому и необходимо прочесть книгу «Приватность».

Почему современное российское правозащитное движение воспринимается многими молодыми либерально мыслящими людьми как маргинальное?

Потому что оно практически не интересуется теми вопросами, которые молодые российские либералы считают важными. Я не говорю, что эти вопросы действительно первостепенно важны, но реальность такова, что большинство молодых либералов больше озабочено защитой прав в Интернете, чем Чечней. Можно сокрушаться по поводу близорукости и ограниченности этих людей, а можно сделать попытку заглянуть глубже. Прочтите их правозащитные тексты http://www.iworld.ru/ifree/ www.libertarium.ru . Там те же слова, та же озабоченность, то же бескорыстное желание сражаться за нашу и вашу свободу, пусть и в Интернете.

На мой взгляд, необходимо навести если не мост, то хотя бы мостик между этими островами правозащитного архипелага. Молодым либералам, безусловно, необходим опыт «классической» правозащиты, а «классической» правозащите» нужны молодые либералы. Одной из первых свай этого мостика и является книга Сергея Смирнова.

Первая ее часть посвящена понятию приватности (английскому Privacy). Для большинства из нас, проживших значительную (если не большую) часть жизни в коммуналках, общежитиях, казармах, пионерлагерях и зонах, трудно почувствовать и понять, что такое «участь частного человека» (Петр Вайль). Но именно такими частными людьми являются те самые молодые образованные либералы от Интернета. Их одинаково пугают Зюганов, Жириновский, бен Ладен и Шамиль Басаев. И нам стоит попытаться их понять, так как собственно этих людей мы и ждали в новой России. Но когда дождались, оказалось, что они отличаются от нас и больше похожи на иностранцев. На слова «издержки» и privacy они реагируют куда лучше, чем «права человека», но такое впечатление, что это во многом терминологическая разница. Мы говорим почти об одном и том же.

Вторая часть книги – пожалуй, лучшее в русскоязычной литературе введение в практическую, прикладную криптографию. Любой человек, чуть-чуть знакомый с компьютером, может по книге Сергея Смирнова поставить на свою машину систему защиты данных, которой нет ни в ЦРУ, ни в ФСБ (здесь, к сожалению, нет места для того, чтобы доказать этот тезис). Но любопытно, как правозащитники в подавляющем большинстве не хотят защищать свои данные, свою частную жизнь. Основной ответ: «Нам нечего скрывать». Вот здесь и проходит водораздел между «старой» и «новой» правозащитой. Приватность – это когда человеку противно, что его письма читают, противно настолько, что он готов потратить целых два часа на то, чтобы разобраться в PGP (так хорошо и ясно описанном в книге «Приватность»), а потом на каждое электронное письмо тратить аж по пять секунд на шифрование и дешифровку. Когда не противно, то это можно назвать соборностью, совком, как кому угодно.

Закончить я хотел бы словами Филиппа Зиммермана, создателя программы PGP – стержня книги Сергея Смирнова: «Это с самого начала был правозащитный проект». И личным мнением, возможно, ошибочным. Если «классическое» правозащитное движение не попытается разобраться в новой правозащитной волне, то ему грозит маргинальность.