КИМ ПРОДАЕТ РАБОЧИХ В РОССИЮ

Правовая система современной России функционирует, мягко говоря, небезупречно; однако на территории России есть зоны, практически полностью находящиеся вне правового поля. Одна из них – Чечня (См. материалы "круглого стола" на с.81 первого тома этого выпуска Информациионного бюллетеня "Мемориал", а также статьи на с. 123, 134, 146), где российские силовые структуры действуют практически бесконтрольно и без оглядки на какие-либо правовые нормы; но в России есть и зоны, где столь же бесконтрольно действуют спецслужбы другого государства. Речь идет о северокорейских колониях в России. Анклав на территории суверенного государства, на который в то же время не распространяется юрисдикция последнего, анклав, контролируемый силовыми структурами другой страны, – явление в современном мире достаточно редкое, трудно припомнить какую-либо аналогию, разве что нацистскую колонию "Дигнидад" в Чили, лишь номинально подчинявшуюся правительству страны. Естественно, что вакуум, вызванный отсутствием правового поля (как в "Дигнидаде" и Чечне, так и в северокорейских поселениях), заполняется такими подручными средствами управления, как пытки, бессудные казни и заложничество.Северокорейских рабочих в России заставляют жить в нечеловеческих условиях (они трудятся в основном на печально знаменитых лесоповалах в Сибири). Одним из способов, используемых спецслужбами Ким Чен Ира для предотвращения побегов северокорейцев, наряду с пытками и убийствами является заложничество. Мы не располагаем информацией, существуют ли в Северной Корее нормативные акты, регламентирующие процедуру заложничества, но по аналогии с нашим собственным опытом 30-х годов (см. материал "Приступите к репрессированию жен" на с. 41 первого тома этого выпуска "Мемориала") можем предположить, что такие документы существуют.

Увеличенное изображение
Ким Чен Ир (в центре). Фото с сайта Victoria University of Wellington (http://www.vuw.aс. nz).

Северная Корея увеличит поставки рабочей силы в Россию в рамках обслуживания внешнего долга.

Стремясь к подтверждению статуса честного должника, Северная Корея должна направить в Россию тысячи рабочих для работы на лесозаготовках в восточной Сибири для погашения своего многомиллионного долга. Призрак Гулага неотступно преследует Кима Чен Ира после того, как во время московского саммита он сообщил о том, что в целях обслуживания 5,5-миллиардного долга, увеличит количество корейцев, работающих на лесозаготовках в России.

Бартерная оплата внешнего долга трудом вошла в практику в Северной Корее в далеких 60-х годах и стала причиной возникновения целого созвездия трудовых лагерей в самых отдаленных лесных уголках России. Правозащитники утверждают, что в этих лагерях распространены наказания за самые незначительные провинности, кроме того, их нельзя покинуть по доброй воле: нарушивших запрет преследуют, а в случае поимки отправляют домой. Иногда погони приводят к гибели беглецов. В прошлом году, по информации министерства экономики России, распространенной агентством РИА "Новости", около 90 процентов долга Москве было оплачено "бесплатным" трудом. Подобная практика, скорее всего, будет продолжена в течение ближайших 30 лет. Первые подробные сообщения о злоупотреблениях в одном из отдаленных лесозаготовительных лагерей появились десять лет назад с началом перестройки. В докладе организации "Amnesty International", сделанном в 1994 году, говорилось о том, что секретная полиция Северной Кореи продолжает действовать в лагерях к северо-востоку от Хабаровска, в которых работали корейцы, подписавшие трехлетний контракт на производство лесозаготовительных работ.

В пору максимального расцвета в лагерях находились около 3000 рабочих, привлеченных в них обещаниями высоких заработков и во многих случаях тайной надеждой бежать в Южную Корею, конституция которой предоставляет политическое убежище гражданам Северной Кореи. Рабочих, которых подозревают в подготовке к побегу, информируют о том, что они могут тем самым подвергнуть риску жизнь и благополучие своих ближайших родственников. В докладе "Amnesty International" говорится о том, что в качестве меры наказания беглецов часто применяются стальные кандалы или повязки из пластыря во всю длину ног. Там же описываются случаи самоубийства, совершенные рабочими: один из них предпочел смерть под поездом возвращению в Северную Корею, второй вспорол живот после того, как был пойман при попытке к побегу. В докладе описывается еще один случай: один беглец был застрелен на границе после того, как российские пограничники передали его северокорейской стороне, двух его товарищей российские пограничники, которые стали свидетелями расстрела, оставили во Владивостоке. Еще один беглец, совершивший несколько попыток побега, утверждает, что сквозь его нос была продета игла, прикрепленная к веревке.

Несмотря на эти сообщения, схема оплаты, предусматривающая обмен труда на долги, была возобновлена в 1995 году. В прошлом году к работе "по найму" северокорейской компанией "Number One Log Company" были привлечены 400 лесорубов, но того, что они зарабатывают, едва хватает, чтобы просто выжить. Некоторые из рабочих сообщили, что были подвергнуты процедуре "промывания мозгов" по возвращении домой: были обязаны просмотреть все пропагандистские фильмы, которые пропустили за время своего отсутствия.

Джильс Уиттелл, The Times, 06.08. 2001
Перевод http://www.inosmi.ru