БУДЕННОВСКИЙ ДНЕВНИК ОЛЕГА ОРЛОВА

Заявление Общества "Мемориал"

Как и все россияне, мы потрясены трагедией в Буденновске. Стихия насилия, как предрекали многие политики, правозащитники и журналисты, выплеснулась за границы Чечни и властно заявляет о себе на вчера еще мирной земле.

Терроризму и заложничеству нет и не может быть никакого оправдания. И те, кто задумал, и те, кто осуществил чудовищную акцию в Буденновске,– бандиты. Они должны быть разысканы и наказаны по всей суровости закона.

Но должны быть наказаны и те, кто затеял жестокую и кровавую авантюру в Чечне, кто санкционировал убийства мирных жителей и карательные операции, а теперь – с прежней безответственностью и некомпетентностью – подставил невинных граждан под пули мстителей или тех, кто выдает себя за мстителей. Они, находясь в полной безопасности, виновны больше всех. Мы требуем гласного и открытого расследования того, что произошло в Буденновске. Кто бы ни провел варварский налет на мирный российский город – общество должно узнать об этом всю правду. Мы устали от лжи, которая оборачивается кровью.

Заявление для прессы

Я потрясен событиями в городе Буденновске. Терроризм, как государственный, так и исходящий от отдельных лиц и групп,– самое страшное зло нашего столетия. Если люди, устроившие бойню на Ставрополье, действительно хотели того, о чем они говорят в своих заявлениях,– прекращения войны в Чечне, то они должны понять: их варварский налет нанес непоправимый вред перспективам мирного урегулирования. Себя этим людям уже не спасти. Однако они еще могут спасти надежду на мир. Для этого они должны немедленно и безо всяких предварительных условий освободить всех без исключения заложников. Это было бы, по крайней мере, мужским шагом.

Если же главным мотивом террористов является месть за соплеменников, погибших в чеченской авантюре, то им следовало бы знать: в XX веке зло не искупается ответным злом. В наше время любое преступление подобного рода влечет за собой цепную реакцию насилия, вызывая к жизни несоизмеримо больший ответный потенциал ненависти и злобы, нежели тот, который содержался в нем самом. Вот и сейчас уже российские средства массовой информации почти неприкрыто апеллируют к "волне народного гнева против чеченских бандитов".

Эти призывы не только провокационны – они небескорыстны. Тем самым отвлекается внимание от вины российских федеральных властей в буденновской трагедии. Эта вина не меньшая, а, может быть, большая, чем у непосредственных исполнителей преступления. Во-первых, федеральные власти виновны в возникновении тех условий, которые и привели к резне в Буденновске. Во-вторых, они показали свою полную неспособность предвидеть и предотвратить подобные террористические акты против мирных жителей российских городов. Ввиду событий на Ставрополье я считаю своим долгом прервать свою зарубежную поездку и вернуться в Москву. Завтра я намерен вылететь в г.Буденновск. Я надеюсь, что моя помощь может оказаться небесполезной в деле освобождения заложников.

15.06.1995.
Сергей Ковалев

Увеличенное изображение
Теракт в Буденовске. Фото из журнала "Родина" 2000, № 1–2.

16.06.95; 14:30

Вылетели из Москвы.

По прибытии в Пятигорск в аэропорту у трапа самолета человек в казачьей форме с пистолетом на боку начинает разговор с С.Ковалевым. Разговор быстро переходит в обвинение в "продаже России" и призывы "Долой жидов с Северного Кавказа". Этого "казака" сопровождают стоящие в отдалении два человека в штатском с пистолетами под пиджаками.

По дороге в Буденновск проехали несколько постов, как милицейских, так и состоящих из местных жителей. Жители просят дать им оружие для защиты своих семей. Слухи о группах террористов, бродящих по окрестностям.

19 часов

Прибыли в Буденновск. Подъехали к зданию УВД – там располагается штаб по освобождению заложников. Нас за проходную не пропускают, объясняют – идет совещание. Встречаем сотрудника краевой администрации Сергея Попова. Он нам предлагает временно перебазироваться в здание районной администрации.

Жители Буденновска, у которых в заложниках находятся родственники, обращаются к Ковалеву с просьбами не допустить штурма. Сотрудники милиции встречают Ковалева и других депутатов враждебно.

В здании администрации происходит разговор с губернатором Ставропольского края Евгением Семеновичем Кузнецовым. Он любезен, высказывает надежду, что штурма не будет. У него начинается совещание с сотрудниками районной администрации. Мы выходим в приемную и ждем.

20:20

Разговор по телефону Ковалева со штабом. Там идет совещание. В 21:30 и 22 часа совещание продолжается.

Так же, как и нас, не принимают в штабе двух приехавших человек из Временной наблюдательной Комиссии В.Ковалева.

21:00

Сообщение: в городе идет бой (позже выяснилось, что это стреляли свои по своим).

Вскоре после 22 часов

Кузнецов уезжает из Буденновска, объясняя это тем, что ему нужно в Ставрополь – по всему краю начинаются античеченские волнения. Уезжая, он говорит нам: "Я дал указание своему заместителю Коробейникову Александру Владимировичу, он всем командует, чтобы он вас использовал. Нужно использовать все возможности".

По ТV сообщают, что Коробейников А.В. назначен полномочным представителем правительства РФ на переговорах с террористами.

После 22 часов

Рыбакову из штаба говорят, что сегодня вечером к нам в администрацию приедет Михайлов (зам. Егорова ), который обсудит с нами возможные совместные действия.

Поздно вечером – после 23 часов состоялся разговор Рыбакова с Михайловым, который сказал, что сегодня уже поздно, что имеется обнадеживающее продвижение в переговорах с террористами и поэтому он приедет к нам не сегодня, а завтра рано утром.

17.06.

Просыпаемся в 5 утра от стрельбы и взрывов. Идет штурм. Он начался в 4:50.

Выходим на крышу. Дым в стороне больницы. Кружат вертолеты.

6:30

Идем по улицам в сторону больницы. Толпа на перекрестке настроена к нам враждебно. Возвращаемся.

Ставропольское радио сообщает, что взяты 2 нижних этажа больницы.

Освобождены около 70 человек (больные и врачи) из двух отдельно стоящих корпусов – нервного и травматологического. В этих корпусах боевики не находились, а только расположили огневые точки на крыше.

Увеличенное изображение
Черновик дополнительного соглашения между группой Ш.Басаева и правительством РФ. Документ предоставлен Правозащитным центром "Мемориал".

9:00

В здание администрации Рыбаков приводит двух врачей – зам. главного врача больницы Костюченко Петра Петровича и Чепурину Веру Васильевну. Их в качестве парламентариев выпустил Басаев из больницы. До этого они пытались связаться с командованием у больницы и в штабе, но никого в штабе не нашли. Они пытаются остановить штурм. Говорят, что от стрельбы по зданию больницы страдают прежде всего заложники. Басаев готов без всяких условий немедленно освободить беременных женщин и женщин с маленькими детьми. Они пытаются дозвониться до Москвы, но это не удается – прямой телефон из кабинета главы райадминистрации вырубается.

9:20

Стрельба стихает. Врачи встречаются с Ковалевым. Нам при помощи генерала МЧС выделяют кабинет с телефоном.

9:50

Ковалев говорит с Гайдаром и с секретарем Черномырдина, передает телефонограмму. В этот момент сам Черномырдин уже говорит с Гайдаром.

10:20

Звонок в больницу – разговор с зав. хирургическим отделением Скворцовым. Тот говорит, что в результате штурма очень много раненых среди заложников. Затем Ковалев говорит по телефону с Басаевым.

Басаев не требует вывода российских войск из Чечни.

10:54

Повторный разговор Ковалева с секретарем Черномырдина. Ковалев сообщает об условиях Басаева. Примерно в это время беременных и женщин с маленькими детьми начинают отпускать из больницы.

Около 12 часов

Врачи из больницы говорят с Н.Д.Егоровым. Тот сказал, по словам врачей: "Чеченцы не идут на переговоры. Вы необъективны, вы срываетесь на истерику. Вы делаете чеченцев героями. Подвалы в больнице не заминированы – мы проверили".

14:10

Снова начались стрельба и взрывы гранат.

Между 15 и 16 часами

Я [Орлов] и Борщев идем в баню – там работают судмедэксперты. Всего 81 труп (это без жертв штурма). Из больницы отдали 30 трупов. Трупов с контрольными выстрелами нет. Трупов со следами зверств нет. Подозрительный случай – 12-летняя девочка (потом у врачей мы узнали, что она уже поступила в больницу с пулевой раной в области груди). В это время Рыбаков и Курочкин встречаются с Ериным и Коробейниковым. Ерин: "Я занимаюсь своим делом. Ведет переговоры Коробейников. Мы уже вытащили оттуда 50 трупов с контрольными выстрелами, поэтому мы не можем отказаться от штурма". В то же время Коробейников в разговоре сказал: "Я понимаю, что нужны переговоры. Но я могу это делать только после того, как Черномырдин сделает заявление".

Около 18 часов

Разговор Ковалева с секретарем Черномырдина. Тот сказал: "В.С. очень серьезно отнесся к вашим словам. Он немедленно связался с Ериным и Сосковцом".

22:25

Звонит Черномырдин и просит подойти Ковалева. "Нужно формировать команду и идти на переговоры к Басаеву. Вы вместе с Коробейниковым формируйте и решайте – кто должен идти на переговоры".

Мы едем в штаб. Там нас принимают крайне вежливо.

18.06; 0:45

Медведицкий В.К. (начальник Ставропольского УВД) и Ковалев говорят по телефону с Басаевым о предстоящих переговорах.

Увеличенное изображение
Теракт в Буденовске. Фото из журнала "Родина" 2000, № 1–2.

8:40

Мы в штабе. Разговор по телефону с Басаевым. У больницы стреляют. Присутствуют в кабинете Егоров и Степашин.

9:30

Ковалев, Рыбаков, Курочкин, Орлов и Сергей Попов (от краевой администрации) входят в больницу. Переговоры. Иногда одиночные выстрелы по больнице.

10:45

В больницу завезены продукты.

Подписываются соглашение об освобождении заложников и дополнительный протокол к нему. Готовится новая партия освобождаемых женщин с детьми. Звонок Черномырдина в больницу. Басаев читает ему подписанное соглашение.

12:04

Сообщение, что к больнице выдвинулись БТРы. Все на грани срыва. Попов и Ковалев звонят в штаб.

12:55

БТРы отходят.

Обсуждение конкретного хода выезда террористов. Выступление Черномырдина по ТV.

14:30

Отпускаются 111 женщин и детей.

15:03

Второй звонок Черномырдина в больницу.

Около 16 часов

Увеличенное изображение
Заложники–жертвы теракта в Буденовске. Фото из книги: "Россия – Чечня: цепь ошибок и преступлений". М., 1998.

Ковалева вызывают в штаб для согласования деталей выезда террористов. В больнице остаются Курочкин и Рыбаков.

18 часов

В кабинете главы райадминистрации губернатор края Кузнецов требует от Ковалева немедленно покинуть край и зовет казаков. Длительный скандал. Нас не пускают назад в больницу.

Около 24 часов

Ковалев передает телефонограмму Черномырдину и Гайдару. Телефон отключается. Мы звоним в больницу и говорим с Рыбаковым и Басаевым.

В этот день освобождено около 130 заложников.

19.06

Не пускают в больницу. Стоим без Ковалева на перекрестке. Ковалев находится в здании Дома культуры – появляться на улицах ему опасно.

Около 12 часов

Власти начали формировать команду из журналистов для сопровождения.

Колонны выезжающих террористов и заложников.

Около 12:30

Представители штаба вдруг сказали Борщеву: депутаты тоже поедут.

Мы доставляем Ковалева из ДК на перекресток.

Увеличенное изображение
Теракт в Буденовске. Фото из журнала "Родина" 2000, № 1–2.

13:10

Мы заходим в больницу.

15:54

Колонна выезжает. 139 заложников, в том числе 5 депутатов и я, 12 журналистов. 7 автобусов и рефрижератор – там 16 трупов.

Более 10 раненых, 127 боевиков.

18:44

Приземляются вертолеты – изменение маршрута – через Моздок нельзя. Несколько раз связываемся с приемной Черномырдина.

20.06; 8:30

Въехали в Хасавюрт.

16:50

Выехали из Хасавюрта.

18:10

Проехали российский блокпост на границе с Чечней.

19:45

Наш автобус позже всех других въехал в село Зандак.

Заместитель Басаева и Ковалев произносят речи.

20:24

Выезжаем назад.