Реформа и ее контекст

Оценивая реформу, предложенную российским президентом, хочется особо отметить два обстоятельства. Некоторые предложения главы государства (например, выборы по пропорциональной системе) сами по себе не так уж и плохи.

Предложение же вернуть губернаторов в Совет Федерации вообще могло бы стать свидетельством, что власть все же прислушивается к мнению общественности, и готова отказаться от нерациональных реформ. Может быть, готовящиеся изменения в законодательстве не столь уж безотрадны?

Что же мешает нам порадоваться позитивным аспектам грядущей реформы. В самом деле, если бы в России существовали сильные партии, они могли бы стать преградой на пути волны беззакония, бушующей от Чечни до Басманного суда Москвы. Что плохого в том, что власть способствует их становлению?

А Совет Федерации, после "изгнания губернаторов" полностью утратил независимость и превратился в чисто лоббистский орган. Может лучше вернуться к прежней схеме его формирования?

Если даже исходить из предположения о благих намерениях российских властей, приходится констатировать, что все эти изменения немножко несвоевременны.

Сильные партии начинают выращивать после того, как левой оппозиции нанесен тяжелейший удар, а правая и вовсе оказалась за бортом Государственной думы.

А губернаторов вернут в Совет Федерации, лишь после отмены губернаторских выборов.

Своевременность этих реформ заставляет вспомнить героя русской народной сказки "Набитый дурак":

Вот однажды пошел дурак мимо гумен, и увидал — молотят горох, и закричал: "Молотить вам три дня и намолотить три зерна!" Мужики его за такие слова прибили цепами. Пришел дурак к матери и вопит: "Матушка, матушка! — "Вот я шел мимо Дормидошкинова гумна, а на гумне молотили горох его семейные...". <...> "Я им прогуторил: молотить вам три дня и намолотить три зерна. Они за то меня и прибили". — "Ох, дитятко, ты бы сказал им: возить вам — не перевозить, носить — не переносить, таскать — не перетаскать!". Обрадовался дурак, пошел на другой день по селу. Вот навстречу ему несут упокойника. Дурак, помня вчерашнее наставление, зашумел в превеликий голос: "Носить вам — не переносить, таскать — не перетаскать!". Опять отдули его! Дурак воротился к матери и рассказал ей, за что его прибили. "Ты бы, дитятко, сказал им: канун да ладан!". Такие слова глубоко пали дураку в ум-разум. На другой день опять пошел он бродить по селу. Вот свадьба и едет ему навстречу. Дурак откашлялся, закричал, как только свадьба с ним поравнялась: "Канун да ладан!". Пьяные мужики соскочили с телеги и прибили его жестоко. Дурак пошел домой, кричит: "Ох, мать моя родимая, как больно-то прибили меня!". — "За что, дитятко?".

Дурак рассказал ей, за что прибили. Мать сказала: "Ты бы, дитятко, поиграл да поплясал им". — "Спасибо тебе, матушка моя!". И ушел опять на село да взял с собою дудочку.

Вот на конце села занялся овин у мужика. Дурак со всех ног побежал туда; забежал против овина и ну плясать да играть в свою дудочку.

И еще на одном аспекте готовящихся реформ стоит остановиться поподробнее: предлагая отменить губернаторские выборы, Кремль, по существу, пытается узаконить de facto уже существующую практику назначения губернаторов. Поводом для реформы исполнительной послужил теракт в Беслане. Но, как справедливо заметил В.Рыжков, северокавказская трагедия разразилась именно в тех регионах, в которых не было свободных выборов. Российский Кавказ (наряду с Татарстаном, Башкирией, Саратовской областью) стал зоной, где самым существенным электоральным ресурсом являются не голоса избирателей, а так называемый "административный ресурс".

Инструменты обеспечения запланированных результатов могут быть различными: установление контроля над СМИ (многие регионы России, прежде всего — Чечня), отстранение неугодных кандидатов от участия в выборах (Ингушетия, Северная Осетия, Чечня, Якутия, Курская область), манипуляции с численностью избирателей (Ингушетия, Чечня), подбрасывание "бюллетеней", недопуск наблюдателей к процессу подсчета голосов, "заблаговременное" голосование и др. Но, не останавливаясь подробно на технологиях манипуляции результатами выборов, (в мае 2003 г. "Мемориал" выпустил дайджест публикаций "Кавказского узла" , посвященных этой теме, к которому мы и отсылаем всех желающих), кратко напомним о том, как проходили выборы глав регионов Кавказа. В Ингушетии, Северной Осетии, Чечне наиболее влиятельные оппозиционные кандидаты были отстранены от участия в выборах под надуманными предлогами (так, скажем, чеченского предпринимателя М.Сайдулаева дважды не допустили к выборам за то, что у него в паспорте было неточно указано место рождения). Попытки отстранить неугодного кандидата в президенты республики предпринимались и в Карачаево-Черкесии.

Другим способом воздействия на электоральные симпатии избирателей является подавление информационных ресурсов оппозиции, то есть установление контроля над независимыми СМИ. Наиболее вопиющий пример этой политики на Кавказе — вооруженный захват всех СМИ чеченской республики сторонниками Ахмада Кадырова (подробнее об этом). Немаловажным предвыборным фактором являются убийства: так вскоре после выборов в Ингушетии были убиты граждане, обратившимся в суд с иском о снятии кандидатов с предвыборной дистанции, а в Карачаево-Черкесии погибли активисты штабов основных кандидатов на пост президента республики.

Но в целом, силовые акции характерны для большинства регионов Кавказа (например, власти Калмыкии — с газетой "Советская Калмыкия"), хотя степень контроля над СМИ и методы их подавления в каждом из них сильно различаются. Еще одной разновидностью предвыборного "административного ресурса" являются статистические манипуляции с количеством избирателей.

Сотрудник ПЦ "Мемориал" А.Черкасов в статье "Быстрая езда на мертвых душах" проанализировал процесс проведения переписи в Чечне. Автор пришел к выводу, что результаты переписи были резко, завышены. 400 000 мертвых душ (это не менее трети населения республики) послужила "электоральным резервом" на референдуме по Конституции Чечни и дважды на выборах президента республики. Беженцев из Чечни принуждали к участию в голосовании, угрожая лишением гуманитарной помощи, а то и жизни.

Военные угрожали, что будут рассматривать тех, кто не будет участвовать в выборах, как "врагов", что в условиях республики, где каждый день "исчезают" люди (см. интервью А.Черкасова), является недвусмысленной угрозой.

В вышеупомянутом выпуске дайджеста "Кавказского Узла" приведены выдержки из отчетов деятельности миссии Московской Хельсинкской группы (МХГ) следивших за ходом выборов в Чечне.

Исполнительный директор МХГ Татьяна Локшина, и ее коллеги осмотрели множество избирательных участков, искренне пытаясь найти хоть какие-то свидетельства массовой активности избирателей, о которой сообщали власти республики.

Однако везде им сообщали, что большинство избирателей проголосовало до прихода представителей МХГ на избирательные участки. Разумеется, административный ресурс применяется не только на региональных выборах.

Один из представителей Центризбиркома, наблюдавший за выборами в Чечне, заявил, что выборы в этой республике являются образцом для всей России. До известной степени пожелание чиновника избирательного ведомства было воплощено в жизнь.

Фальсификации в ходе выборов в Госдуму даже стали предметом судебного рассмотрения; 19.11.04 Верховный суд начал рассматривать иски Яблока, КПРФ и Комитета–2008 о признании выборов недействительными.

Но все эти манипуляции на выборах не только не помогли предотвратить бесланскую трагедию, но и, возможно, спровоцировали ее; осенне-летний всплеск террора был приурочен к выборам в Чечне (август 2004). В выборах не смогли участвовать вполне лояльные Москве кандидаты, не говоря уже о сепаратистах, но наиболее радикальные представители последних решили напомнить о себе другим способом. Возможно, инициаторы отмены губернаторских выборов учитывали взаимосвязь имитации выборов в Чеченской республике и августовско-сентябрьской террористической атаки.

Не исключено, что они предполагали, что, освободив население от унизительной необходимости участвовать в выборах, результат которых предопределен, они сумеют понизить градус общественного недовольства. Но такие надежды (если они и имели место в действительности) достаточно наивны.

Анализируя ход выборов в российских регионах и последние законодательные инициативы президента РФ, невозможно не упомянуть о международном контексте этих событий. В 2003–2004 фальсификации на выборах имели место в целом ряде постсоветских государств: Армении, Азербайджане, Грузии и позднее в Киргизии, Белоруссии, на Украине. Массовые митинги против фальсификации результатов выборов проходили во всех государствах Закавказья, но только в Грузии они привели к смене власти. Попытка фальсификации результатов выборов в Грузии закончилась "Революцией роз" (причиной тому как активная гражданская позиция населения страны, так и поведение главы государства Шеварнадзе, сохранившего оппозиционные СМИ (в т.ч. телевидение) и не пожелавшего сохранять власть ценой кровопролития).

В выборах на Украине (ноябрь 2004) и в Абхазии (октябрь 2004) принимали активное участие российские околоправительственные политтехнологи; российские телеканалы вели тотальную пропаганду в поддержку украинской и абхазской "партии власти". Владимир Путин недвусмысленно поддержал одного из кандидатов в каждой республике. Но технологии манипуляции голосами избирателей, безотказно работавшие в России, не сработали ни на Украине, ни даже в пророссийски настроенной Абхазии.

И на Украине, и в Абхазии вспыхнули массовые выступления избирателей в поддержку своего права выбирать руководство страны. Руководство России, не ожидавшее осечки, судя по всему, растерялось. Против Абхазии даже были введены экономические санкции, которых долго и безуспешно добивалось грузинское руководство1.

"Революция роз" в Грузии и последовавшая победа "роз" в Аджарии привлекли пристальное внимание околоправительственных политтехнологов. В прессе высказывалось мнение, что некоторые ограничения, в законе о митингах, например, запрет на митинги возле резиденции президента и на митинги после 11 часов вечера, были вызваны желанием Кремля застраховаться от повторения в России грузинских событий. Реальных оснований для таких опасений не было.

Фальсификация результатов выборов в регионах России почти не вызвала серьезного общественного резонанса (впрочем, например, в Калмыкии, Карачаево-Черкесии прошли достаточно многочисленные митинги протеста против административного воздействия на ход выборов).

Однако общественное недовольство в России постепенно нарастает (особенно на Кавказе). Недавние массовые митинги в Карачаево-Черкесии, участники которых требовали суда над зятем президента республики (подозреваемого в убийстве 7 известных предпринимателей) и отставки самого президента.

Особую озабоченность российских властей вызывает участие в "бархатных революциях" демократических молодежных организаций, таких как сербский "Отпор", грузинская "Кмара", украинская "Пора". На государственных телеканалах эти организации обвиняют в связях с правительством США и даже называют "агентами влияния Соединенных Штатов". (Излишне говорить, что упрек не выдерживает критики: в недавней предвыборной кампании в США участвовало cтуденческое движение MoveOn, также активно использовавшее опыт "Кмары" и "Отпора". Своей целью движение MoveOn объявило борьбу против переизбрания Д.Буша и борьбу против экспанисионистской политики его администрации. Выходит правительство США борется за собственное свержение?).

Словно осознав, что обвинения в проамериканской деятельности "не срабатывают", 29.10.2004 первый канал Российского ТВ даже обвинил украинскую "Пору" в ... терроризме.

Но открытые протесты — наиболее опасная для российских властей форма проявления общественного недовольства (гораздо более опасная, чем террористические акты, которые, в отличие от массовых выступлений, дают повод для ужесточения режима и позволяют сохранять пресловутый рейтинг на должном уровне).

Здесь можно усмотреть некую аналогию с нашим недавним прошлым, когда наибольшее беспокойство властей вызывали не оппозиционные группировки, призывавшие к смене власти, например, ВСХСОН2, а открытые правозащитные выступления. Именно поэтому, по мнению немецкой газеты Die Tageszeitung, Россия столь нервно реагирует на события на Украине и в Абхазии: "Излишне острая реакция и истерия свидетельствуют о том, что в Кремле царит неуверенность. Не угрожают ли массовые протесты также путинской конструкции "управляемой демократии"?

Известный политтехнолог Г.Павловский открытым текстом выразил опасение, что украинский сценарий может повториться в России. Любопытно, что и он воспользовался при этом метафорой "экспорт революции". Политтехнолог заявил, что революции можно будет противостоять только в том случае, "если будут приняты меры для осуществления контрреволюции". Вот собственно как одну из контрреволюционных мер и следует рассматривать предлагаемую нам реформу избирательного законодательства. Но стоит напомнить, что нередко "контрреволюционные меры" не предотвращают, а стимулируют революцию. Так, корниловский мятеж в 1917 позволил большевикам упрочить свои позиции, Так, переворот, организованный ГКЧП в 1991, привел к упрочению власти Бориса Ельцина и ускорил распад СССР.

Будущее покажет, как отзовутся "контреволюционные меры", предложенные Кремлем.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Отметим в скобках, что руководство Грузии, не ожидавшее такого подарка, моментально заявило о поддержке победившего кандидата, оказав ему таким образом медвежью услугу.
  2. ВСХСОН — Всероссийский социал-христианский союз освобождения народа (1964–1966) тайная оппозиционная организация, целью которой было преобразование СССР на национально-православной основе — в 1964 г. в Ленинграде. Хотя практически эта организация занималась в основном «сбором книг, перепечаткой их и переводами с целью взаимного ознакомления», в уставе ВСХСОН было записано, что каждый член этой организации — «не только пропагандист и организатор, но и солдат». ВСХСОН мыслил себя как некий воинствующий орден, который должен быть готов возглавить антикоммунистическое движение в России и насильственную революцию против существующего порядка, если таковая начнется. Это определяло строгую конспиративность ВСХСОН: его члены были разбиты на тройки, и каждый знал лишь второго члена тройки и ее старшего. Людмила АЛЕКСЕЕВА. ИСТОРИЯ ИНАКОМЫСЛИЯ В СССР.