Темница и яд

Охранителям Сократ как бы говорил так: "Вы совершенно правы <...>, что хотите охранять основы гражданского общежития,– это дело самое важное. Прекрасно, что вы охранители, беда лишь в том, что вы - плохие охранители: вы не знаете и не умеете, что и как охранять. Вы действуете ощупью, как попало, подобно слепым. Слепота ваша происходит от самомнения, а это самомнение <....> несправедливо и пагубно для вас и для других". <....> Чем же можно на это ответить, кроме темницы и Яда?

В. Соловьев. Жизненная драма Платона

Трагедия, разразившаяся в Беслане 1–3 сентября, не могла не повлиять на цензурную ситуацию в России.

Некоторые обстоятельства судьбы оппозиционных журналистов, попытавшихся проехать в Беслан, заслуживают самого внимательного рассмотрения.

Обозреватель "Новой газеты" Анна Политковская, вылетевшая на Кавказ, была госпитализирована с диагнозом "отравление неизвестным токсином". Внезапное ухудшение здоровья Политковской в разгар террористического акта в Беслане можно было бы счесть случайным совпадением. Но заметим, что на пути других оппозиционных журналистов, стремившихся попасть в Беслан, также возникли непреодолимые препятствия.

Корреспонденты радиостанции Свобода А.Бабицкий и Ю.Багров были задержаны и осуждены по абсурдным обвинениям. Были арестованы также журналисты грузинской телекомпании "Рустави–2" Н.Лежава и Л.Гогоберидзе.

По словам Лежавы, в тюрьме она также подверглась отравлению.

Но попытаемся рассказать обо всем по порядку.

Имена А.Бабицкого и А.Политковской до известной степени стали символами неподцензурной журналистики.

Бабицкий и Политковская не первый раз пострадали от действий правоохранительных органов. В начале 2000 года А.Бабицкий был задержан, помещен в фильтрационный лагерь, а потом передан незаконному вооруженному формированию пророссийского полевого командира А.Дениева, а позднее вновь возвращен сотрудникам ФСБ, которые отобрали у журналиста документы, выдав ему взамен документы на другое лицо. За пользование этими документами журналист был осужден.

А Политковская в 2003 году также была задержана российскими военными, подвергалась многочисленным издевательствам (в частности, силовики имитировали ее расстрел). Критические репортажи Бабицкого и Политковской о кавказской войне вызывали крайнее недовольство властей.

"То, что делал Бабицкий, — это гораздо опаснее, чем стрельба из автоматов", заявил в 2000 году Владимир Путин, в ту пору ио президента РФ. Реплика российского президента может служить неплохой характеристикой событиям, разразившимся в Беслане в 2004 году. Предотвратить проникновение в Беслан террористов не удалось, зато в северо-осетинский город удалось не допустить в оппозиционных журналистов.

Утром 2 сентября Бабицкий собирался вылететь из Москвы на Кавказ. Но журналиста задержали при посадке на рейс. Бабицкому сообщили, что его задержали по подозрению в попытке провезти взрывчатку, и на него якобы среагировала служебная собака. Однако милиционеры не обнаружила в чемоданах журналиста каких-либо взрывчатых веществ.

Спустя полтора часа Бабицкий был отпущен. Поскольку самолет, на который журналист купил билет уже улетел Бабицкий попытался приобрести билет на другой рейс.

Но к журналисту подошли два молодых человека, которые, по его словам, стали его провоцировать.

"Когда я вышел из комнаты досмотра, ко мне подошли два молодых человека и потребовали, чтобы я купил им пива. Я сказал, что не стану этого делать. К нам подошли сотрудники милиции проверить документы. И я в этот момент вышел в следующий зал, меня догнали и снова стали требовать пива. Сразу после этого нас всех забрали, — рассказал Бабицкий. — На медэкспертизу меня отвезли на служебной "Газели" со спецсигналом. Водитель время от времени включал мигалку и обгонял другие машины. Когда мы остановились, к нашему водителю подошел человек, который попросил его не ехать так быстро, потому что за "Газелью" следуют три машины ФСБ, которые мигалками не оборудованы и не могут за нами угнаться. В приватной беседе со мной, а позднее и с моим адвокатом, нападавшие на меня люди признались, что являются сотрудниками службы безопасности "Внуково". Их начальник показал мой паспорт, мою фотографию и попросил, чтобы, когда я выйду из комнаты досмотра, они затеяли со мной свару. Однако суду они этого не сообщили, опасаясь неприятностей на работе".

Андрея Бабицкого и сотрудников службы безопасности аэропорта доставили в Солнцевский суд.

Стоит ли говорить, что виновным "в совершении административного правонарушения" мировой судья И признал именно злосчастного журналиста со "Свободы", а не нападавших на него охранников "Внуково"?

Журналиста приговорили к 5 суткам административного ареста. Позднее 4 сентября состоялось заседание Солнецевского райсуда, который заменил административный арест штрафом. Как сообщает "Кавказский узел":

А.Бабицкий категорически не согласен с постановлением суда, поскольку в его действиях по-прежнему усматривается состав административного правонарушения. "Я считаю, что оно абсолютно не соответствует ни материалам дела, ни представленным доказательствам", — сказал он. Журналист продолжает настаивать на том, что "имела место провокация, организованная сотрудниками ФСБ, с целью не допустить его вылета на Северный Кавказ".

Но злоключения Андрея Бабицкого меркнут в сравнении со случившемся с Анной Политковской.

В Ростов Политковская летела на самолете авиакомпании "Карат". В самолете она отказалась от еды. У бортпроводницы попросила только чай. Через десять минут после того, как выпила его, потеряла сознание, успев позвать стюардессу. В Ростове-на-Дону ее госпитализировали в тяжелом состоянии с диагнозом "отравление неизвестными токсинами". [у журналистки пострадали почки, печень и эндокринная система– Прим. ред.]

Первоначально врачи считали, что им не удастся спасти Политковскую. Но к вечеру состояние журналистки улучшилось, и было решено отправить ее в московскую клинику.

Почему выпив чашку чая, журналистка внезапно потеряла сознание? Откуда в ее организме взялись неизвестные токсины? Случайное ли совпало появление этих токсинов в организме Политковской с осуждением А.Бабицкого? Нам остается только гадать. Но вот что интересно.

По словам главного редактора "Новой газеты" Дмитрия Муратова, "первые анализы Политковской (взятые еще в аэропорту) почему-то неожиданно пропали. Они были по какому-то странному приказу почему-то уничтожены. Некоторое время назад трагически погиб другой журналист "Новой газеты" Юрий Щекочихин. Сотрудники издания подозревали, что причиной его гибели было отравление. Однако, данные вскрытия журналиста и его тело также были уничтожены по приказу неустановленного чиновника. Интересное совпадение, правда?

Еще одной независимой журналистке, корреспонденту "Рустави–2" Нане Лежаве, также попытавшейся освещать события в Беслане, пришлось пережить и задержание, и отравление.

Как сообщает радио Свобода, грузинские журналисты Нана Лежава и Левон Гогоберидзе были арестованы и помещены сначала в изолятор милицейского участка в Беслане, а затем в изолятор ФСБ во Владикавказе. Журналистов обвинили в незаконном переходе границы, хотя соглашение между Россией и Грузией предусматривает безвизовое пересечение границы для граждан Грузии, живущих в Казбегском районе (именно там и проживали Лежава и Гогоберидзе). В просьбе встретиться с грузинским консулом, прилетевшим из Москвы, им было отказано. Было отказано также в просьбе встретиться с адвокатом Кариной Москаленко, нанятой посольством Грузии в Москве. Сотрудники тюрьмы предложили Нане Лежава поесть, и принесли ей чашку кофе и бутерброды. Как сообщила Нана Лежава, выпив чашку кофе грузинская журналистка на сутки потеряла сознание (не правда ли, похоже на историю с Политковской?).

Только 8 сентября после обращений грузинских властей и лично президента Михаила Саакашвили, грузинские журналисты были освобождены.

Давайте после драки помашем кулаками

22 июня 2004 во время вторжения крупного отряда боевиков в Ингушетию на Дальнем Востоке проходили учения "Мобильность-2004". Но, если в ходе учений на Дальнем Востоке, враг был разгромлен, то на Кавказском фронте успех сопутствовал вторгнувшимся боевикам. Виртуальные победы куда легче реальных. Во время теракта в Беслане (см. материал "Посеявший ветер") не удалось предотвратить массовую гибель заложников. Вал насилия захлестнул страну. Но вскоре после теракта было выдвинуто 2 законодательных инициативы (одна из которых была принята в первом чтении), направленных на предотвращение насилия в эфире.

Первое предложение было выдвинуто заместителем председателя комитета Госдумы по информационной политике Александром Крутовым, ведущим откровенно националистической программы "Русский дом". 17 сентября телеведущий предложил внести по поправки в закон "О средствах массовой информации" и запретить электронным СМИ передавать какую-либо информацию о терактах с захватом заложников; кроме того, запретить освещение хода контртеррористической операции по освобождению заложников до ее завершения", — сказал Крутов.

Депутат заявил, что "электронные СМИ и, прежде всего телевидение, в таких кризисных ситуациях как теракт с захватом заложников по сути являются рупорами, пресс-секретарями террористов". Крутов уточнил, что тележурналисты, работники радио не будут ограничены в своей деятельности на месте теракта, однако выдавать в эфир снятое и записанное — если такой закон будет принят — они не смогут. Их репортажи можно будет показывать по окончании контртеррористической операции, пояснил парламентарий.

Вторая законодательная инициатива, удостоившаяся принятия в первом чтении, носит еще более радикальный характер.

Она предусматривает "запрет на показ по телевидению сцен убийств и насилия в новостных передачах, художественных и документальных фильмах с 7.00 до 22.00".

Как сообщает британская газета Independent (от 12 ноября 2004) одним из инициаторов закона был глава Русской православной церкви Алексий II, который потребовал радикальных изменений. "Не проходит и часа, чтобы на телевизионных экранах не проливались реки крови, — сказал он. — Как будто нас пытаются убедить, что человеческая жизнь ничего не стоит".

Спикер Госдумы Борис Грызлов также поддержал закон: "В погоне за рейтингами и коммерческим успехом телевизионные каналы забыли о своей важнейшей роли в воспитании следующего поколения россиян".

Нужно ли как-то комментировать этот закон? В прессе приводились примеры произведений искусства, которые попадут под запрет: "Евгений Онегин", "Преступление и наказание", "Война и мир", "Гамлет", "Дон Кихот", "Илиада" — во всех них есть сцены насилия.

По мнению большинства экспертов закон "О внесении поправок в Законо о СМИ" в таком виде вряд ли пройдет второе и третье чтение. Однако существует вероятность, что в закон о СМИ будут внесены более мягкие ограничения, которые на фоне данной законодательной новеллы будут представлены как неизбежный компромисс. Так, например, спикер Совета Федерации Сергей Миронов, как сообщает "Эхо Москвы" высказался против законодательного запрета на демонстрацию сцен насилия, посчитав такую меру неэффективной. Одновременно он заявил, что "Цензура в средствах массовой информации должна быть, и осуществлять ее должны специальные общественные советы".