Региональные особенности кампаний

Рязань

В ходе нашей кампании в Рязани мы стремились объяснить представителям целевой аудитории региона, что ситуация в Чечне — это не события в далекой республике, напрямую не затрагивающие интересов жителей города. Материалы кампании должны были помочь рязанцам осознать, что продолжение войны в Чечне угрожает интересам каждого из них...

Рязань. Листовка кампании «Сколько?» на остановке общественного транспорта

По результатам тестирования больше всего изменений претерпел план нашей рязанской кампании. В ходе тренинга и последующей работы сформировалась талантливая команда молодых людей, ранее имевших большой опыт работы в гражданских организациях региона. Главная сложность рязанской кампании состояла в том, что ее антивоенная направленность делала невозможным сотрудничество с какими-либо коммерческими структурами (не говоря уже о государственных). Ни одна рекламная компания не была готова расклеивать билборды, плакаты или делать видеоролики о чеченской войне. Ни о какой массированной кампании в прессе (наподобие той, что осуществлялась в рамках наших ростовского и пермского проектов) не приходилось даже мечтать. О показе каких-либо антивоенных видеороликов и речи не шло. Но некоторые представители регионального журналистского сообщества поддержали нашу кампанию. Кроме того, баннеры и материалы кампании были размещены в интернет-СМИ "Кавказский Узел" .

Рязанская правозащитная коалиция организовала выпуск собственной специализированной газеты. Тираж каждого из четырех номеров газеты был 160 тыс. экземпляров, то есть всего было напечатано 640 тыс. экземпляров газеты. Мы стремились положить по одному экземпляру издания в каждый почтовый ящик города. Листовки и плакаты расклеивались как в "спальных" районах города, где проживает большая часть целевой аудитории, так и на столбах и остановках в центре города вдоль движения транспорта, на котором люди добираются до работы.

Нам приходилось опираться на собственные силы. Практически вся работа в Рязани делалась руками мемориальских активистов, они сами готовили макет листовок и мини-газеты, расклеивали листовки, разносили газеты по почтовым ящикам, набирали волонтеров. Тиражами листовок, а потом специализированных мини-газет было охвачено практически все население города. Содержание наших газет и листовок базировалось на данных социологических опросов.

Увеличенное изображение
Листовка кампании «Сколько?» на стене дома
(увеличить)

Согласно данным исследования, 50,6% опрошенных рязанцев испытывают тревогу в связи с большими потерями среди российских солдат. 74,8% городского населения считают очень важной проблему финансовых затрат на ведение военной кампании. На фоне этих проблем озабоченность нарушениями прав человека и норм гуманитарного права отступает на второй план 8. (См. таб. 2, 3).

Примерно половина опрошенных знакома со служившими в Чечне. Более 14% опрошенных были знакомы с теми, кто погиб в Чечне, что очень большая цифра для города.

Неудивительно, что большое число жителей Рязани (29,9%) очень положительно относятся к организациям, выступающим против войны в Чечне, хотя большинство горожан (65%) не знает, что такие организации существуют в городе, где они живут (см. таб. 4, 5).

Оказалось, что большинство жителей, в общем, равнодушны к гибели мирных жителей на войне.

Таб.2. ПРИ ОЦЕНКЕ ТОГО, ЧТО ПРОИСХОДИТ СЕЙЧАС В ЧЕЧНЕ, НАСКОЛЬКО ДЛЯ ВАС ВАЖНЫ ДЕНЬГИ, КОТОРЫЕ ТРАТЯТСЯ НА ВЕДЕНИЕ ЭТОЙ ВОЙНЫ?

 Рязань Ростов Пермь Тестовые регионыВсего
1. совершенно не важно 3,4% 3,4% 1,8% 1,2%2,0%
2 не очень важно 5,6% 4,8% 4,2% 4,1%4,5%
3 не знаю, важно или нет16,2% 11,4% 15,0% 11,2%12,7%
4 довольно важно 38,4% 40,5% 41,3% 39,5% 39,8%
5 очень важно 36,4% 39,9% 37,7% 44,0% 41,0%


Таб. 3. ВЫБЕРИТЕ ИЗ ПРЕДЛОЖЕННОГО СПИСКА ОДНО ЧУВСТВО, КОТОРОЕ ЧАЩЕ ВСЕГО ВЫЗЫВАЮТ У ВАС СООБЩЕНИЯ О ДЕЙСТВИЯХ ФЕДЕРАЛЬНЫХ ВОЙСК В ЧЕЧНЕ В ПОСЛЕДНИЕ МЕСЯЦЫ.

 РязаньРостовПермьТестовые регионы
1. гордость в связи с успехами наших вооруженных сил7.4%4.2%2.6%3.6%
2. гордость в связи с тем, что Россия поставила заслон терроризму5.8%6.4%3.4%4.9%
3. тревога в связи с большими потерями среди наших военных50.6% 9.2%59.8%51.8%
<...><...><...><...><...><...><...>
6. беспокойство в связи тем, что действия наших военных подрыва 2.6%0.8%0.8%1.6%
7. стыд из.за того, что наши военные никак не могут справиться 10.6% 12.4% 11.2% 13.2%
8. стыд по поводу того, что наши военные нарушают права человека 0.8% 0.8% 1.6% 2.3%
9. раздражение против чеченцев 5.2% 7.4% 4.4% 5.2%
10. раздражение против российских властей 4.8% 5.6% 5.8% 4.5%
11. никаких особых чувств 2.0% 3.4% 1.4% 1.4%
12. не слышал/а в последнее время никаких сообщений о действиях4.2% 0.6% 0.8%1.1%


Таб.4 КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ТЕМ ГРУППАМ/ОРГАНИЗАЦИЯМ, КОТОРЫЕ ВЫСТУПАЮТ ПРОТИВ ВОЙНЫ В ЧЕЧНЕ (НЕЗАВИСИМО ОТ ТОГО, СУЩЕСТВУЮТ ЛИ ОНИ В ВАШЕМ НАСЕЛЕННОМ ПУНКТЕ МЛМ В ДРУГИХ)?

 Рязань Ростов Пермь Тестовые регионыВсего
1. очень положительно 29,9% 24,8% 17,8% 13,3% 18,7%
2 скорее положительно 27,7% 33,0% 30,1% 37,0% 33,6%
3 безразлично, меня это не интересует 10,2% 14,6% 5,8% 11,4% 10,8%
4 скорее отрицательно 5,4% 5,0% 10,0% 7,1% 7,0%
5 крайне отрицательно 1,4% 4,6% 4,6% 2,5% 3,0%
6 вообще ничего не слышал/а о таких группах/организациях25,3% 18,0% 31,7% 28,6% 26,8%

Таб.5 ЕСТЬ ЛИ В ТОМ НАСЕЛЕННОМ ПУНКТЕ, ГДЕ ВЫ ЖИВЕТЕ, КАКИЕ-ЛИБО ГРУППЫ ИЛИ ОРГАНИЗАЦИИ, КОТОРЫЕ ВЫСТУПАЮТ ПРОТИВ ВОЙНЫ В ЧЕЧНЕ?

 Рязань Ростов Пермь Тестовые регионыВсего
1. есть 7,6% 7,6% 3,0% 5,5% 5,8%
2. нет 26,6% 34,8% 25,6% 32,8% 30,9%
3. вообще ничего не слышал/а о таких группах/организациях65,8% 57,6% 71,4% 61,6% 63,3%

Хотя о необходимости прекращения зачисток рязанцы говорили почти в три раза чаще, чем в других регионах (согласно опросу ВЦИОМа, против зачисток выступали 13% жителей Рязани, 6% жителей Ростова-на-Дону и 4% жителей Перми) 9.

По результатам серии фокус-групп, проведенных Центром независимых социологических исследований до начала мероприятий проекта, нам стало очевидно, что рязанцам совсем не безразличны социально-экономические аспекты войны в Чечне: какова цена войны для налогоплательщиков, которые оплачивают эту войну. Вот некоторые цитаты из высказываний представителей целевой аудитории, участвовавших в фокус-группах:

  • Мне кажется, что на все деньги, потраченные на войну, можно пять нефтепроводов построить.

  • Естественно. Не пять, а больше, и еще другие разработки открыть.

  • Любая война кому-то нужна. Отмываются миллиарды на этой войне. На восстановлении Чечни. Ежегодно. Эта статья в бюджете есть — на восстановление Чечни.

  • Я считаю, что Чечня — как источник, как угощение, для определенного круга высших чиновников. Пока есть война в Чечне, у них есть стабильный доход. Прежде всего, нужно эту проблему решать.

Рязань. Листовки кампании «Сколько?» на остановке общественного транспорта в «спальном районе»
Рязань. Листовки кампании «Сколько?» на остановке общественного транспорта в «спальном районе»

В Рязани находится военное училище, расквартировано большое количество военных частей, поэтому горожан также волнуют жертвы среди российских солдат. В целом, в Рязани внимание к чеченской теме выше, чем у граждан других регионов. Например, в Рязани наиболее высокий процент "отрицательного отношения к войне" в сравнении с данными по другим регионам. Наши рязанские коллеги старались максимально учесть антивоенные настроения горожан при планировании кампании.

Материалы рязанской кампании должны были побудить горожан осознать, что война угрожает жизни их родных, их экономическим интересам. Для жителей Рязани тема чеченской войны чрезвычайно важна [выпускники четырех рязанских вузов (4 из 10 рязанских вузов — военные училища), отряды Рязанского ОМОНа постоянно несут службу в Чечне], поэтому акции вызвали эмоциональный отклик, активизировали общественное мнение.

Мы пытались добиться, чтобы наша акция повлияла на людей с самыми разными политическими взглядами (см. с. 15–16).

Военные действия в Чечне воспринимаются респондентами как бесконечно и безнадежно затянувшийся конфликт. При этом респонденты внутренне не видят никакого выхода из ситуации и возможности прекращения конфликта. Поэтому разговор об окончании войны воспринимается как "пустой и бессмысленный".

Главное для нас было вызвать эмоциональную реакцию среди населения. Вот некоторые мнения, прозвучавшие на фокус-группах:

  • Если вообще не ставить такой вопрос (о войне в Чечне. — Прим. ред.), то тогда, что делать, непонятно. Нельзя молчать.

  • Необходимо формировать общественное мнение. Это правильно.

  • Я считаю, что такие акции должны проходить, да. Если у нас в стране такое происходит, значит, мы должны знать об этом.

В целом проект разбудил общественное мнение, создал эмоциональный фон, благоприятный для восприятия подобных акций в будущем.

Материалы рязанской кампании должны были побудить горожан осознать, что война угрожает жизни их родных, их экономическим интересам. Кажется, нам удалось добиться успеха. Это следует из результатов опросов, проведенных компанией Validata среди фокус-групп с участием представителей целевой аудитории. Фокус-группы проводились в рамках исследования результатов кампании летом 2004 года.

И это при том, что федеральные государственные масс-медиа рассказывали о том, что война в Чечне фактически завершена, и вовсю идет строительство мирной жизни (региональные телеканалы вообще не затрагивают тему войны на Северном Кавказе). Не стоит забывать, что наша акция проходила на фоне выборов президента РФ, выборов президента Чечни. Соответственно, государственные масс-медиа вели активную пропаганду политики правительства в Чечне. В Рязани тоже проходили выборы, губернатором Рязани стал генерал ВДВ Г.Шпак, поэтому и рязанские масс-медиа освещали проблемы армии в полном соответствии с официальной точкой зрения на ситуацию в этой республике.

Сколько человек посещают регулярные митинги против войны в Чечне, которые правозащитные организации проводят в Москве и Санкт-Петербурге? Десятки, максимум сотни. Самым многочисленным за последнее время был митинг осенью 2004 года, в котором приняло участие 2–3 тысячи человек. Митинги против отмены льгот, вспыхнувшие во многих регионах Россиии, были, как правило, немногочисленными и плохо организованными, а то и вовсе стихийными. Такое количество участников на митинге считается большой удачей. Сколько людей за три дня посетило нашу фотовыставку в Рязани, где демонстрировались фотографии чеченской войны? Около 9 тысяч. Это огромная цифра для правозащитного мероприятия в городе с полумиллионным населением. Такой результат был обусловлен тщательным изучением проблем и интересов населения региона, а также использованием современных рекламных технологий. Приведем лишь один пример. Существует следующий рекламный прием: на видном месте выставляется рекламный щит с информацией запоминающегося, но без контекста непонятного содержания, заставляя прохожих задуматься и, следовательно, запомнить странную рекламу. Позднее там же размещают текст, который объясняет написанное на предыдущем рекламном щите. Такая информация надолго остается в памяти. Но, если период между появлением двух рекламных щитов слишком большой, то в общественном сознании связи между ними не возникает.

В ходе проекта в Рязани мы использовали эту тактику. Мы сначала пытались заинтересовать нашу аудиторию броским лозунгом-вопросом "Сколько?". У людей, увидевших наши плакаты или листовки, возникало недоумение: о чем их спрашивают, какую цифру хотят узнать? В рязанском выпуске "Новой Газеты" даже появилась небольшая заметка по этому поводу:

Среди пестроты покрывших Рязань листовок с доморощенными предвыборными слоганами и предложениями срочно похудеть появилось нечто, обращающее на себя внимание, загадочные плакаты с эмблемой в виде простреленного сердца, раскрашенного в триколор, и одного только слова — "Сколько?" Ни подписи, ни названия организации, ни фамилии, ни номера телефона.

Что это — непонятно. По нашим данным, к выборам никакого отношения не имеет. (Обо всех выходках участников предвыборной гонки в нашей редакции обычно сразу становится известно.)

Сколько ЧЕГО? Сколько стоит? Сколько можно? Сколько нужно?

Логично ждать продолжения, но будет ли оно? И если да — то добавит ли ясности? 10

А чуть позднее появились листовки, призванные рассеять это недоумение. В них затрагивались наиболее болезненные для нашей целевой аудитории вопросы: "Сколько солдат погибло на чеченской войне?", "Сколько денег затратили на ведение этой войны?", "Сколько еще продлится эта война?" и тут же давались ответы на эти вопросы. Таким образом, нам удавалось поддерживался интерес к нашей кампании.

Нам удалось повлиять на отношение населения Рязани к войне. Согласно результатам соцопроса Левада-Центра, проведенного в 2004 году, около двух третей (67%) респондентов в Рязани отметили, что, ознакомившись с нашими материалами, они захотели, чтобы правительство сделало информацию о потерях в Чечне доступной.

Три четверти опрошенных рязанцев теперь хотят, чтобы власти обнародовали данные о реальных финансовых затратах на войну. Три пятых (60%) заявили, что хотят скорейшего прекращения войны властью.

Приведем еще некоторое количество статистических данных, демонстрирующих, как изменилось отношение рязанцев к чеченской войне 11 :



Рязань
 20032004
A. Закончить войну безусловно, только когда будет победа или когда потери станут слишком велики?
Выводить войска независимо от потерь 39% 54%
Продолжить до победы 13% 6%
Продолжить, пока потери не станут слишком большими 16% 10%
Затрудняюсь ответить 31% 30%
B. Закончить войну безусловно, только когда будет победа или когда расходы станут слишком велики?
Выводить войска независимо от потерь 38% 55%
Продолжить до победы 26% 10%
Продолжить, пока потери не станут слишком большими 9% 7%
Затрудняюсь ответить 28% 28%
C. Знаю и хочу знать больше о расходах на войну?
Знаю точно, не нуждаюсь в дополнительной информации 1% 1%
Знаю примерно, хотел бы получить доп. информацию 6% 2%
Знаю примерно, не нуждаюсь в доп. информации 5% 1%
Не знаю, хотел бы получить доп. информацию 54% 67%
Не знаю, не нуждаюсь в доп. информации 26% 18%
Затрудняюсь ответить 10% 11%
D. Как вы думаете, сколько российских солдат погибло в Чечне?
Оценка среднего, количество погибших 12389 15087
Процент тех, кто не знает количество погибших 78% 79%
E. Какое количество погибших с российской стороны оправдывает выход из Чечни?
до 500 человек 18% 24%
до 1000 человек 7% 0%
до 2000 человек 12% 0%
до 3000 человек 0% 0%
до 4000 человек 1% 0%
до 5000 человек1% 0%
до 10 000 человек 1% 0%
более 10 000 человек 10% 0%
Затрудняюсь ответить 51% 76%
Рязань. Стенд «Сколько?» изготовлен активистами из «лесов» и мешковины

Здесь же ведется сбор подписей

Фотовыставку посетило 9 тыс. человек



Рязань. Среди посетителей военнослужащие и милиционеры

Рязань. Листовка кампании «Сколько?» возле хлебного киоска

По оценкам социологов, кампания в Рязани повлияла на значительную часть населения, а ее лозунги были сформулированы внятно и убедительно. Часть населения города решила принять активное участие в наших мероприятиях. Хотя мы ожидали, что военные, в том числе те, кто воевал в Чечне, будут выступать против нашей акции, многие из них приходили на нашу выставку, обращались в приемную. Наша выставка пользовалась большим интересом, чем расположенный напротив нее гигантский телевизионный экран, где в это время показывали привлекательные, полноцветные ура-патриотические передачи про "советскую армию".

Люди же обращали внимание не на этот светящийся экран, а на фотографии, бесплатно предоставленные для акции российскими фотохудожниками Валерием Щеколдиным, Юрием Козыревым, а также художником из США Стенли Грином. Фокус-группы, проведенные компанией Validata, показали, что фотовыставка и акция с черно-белыми силуэтами пропавших на войне в Чечне людей стали важной и эффективной частью проекта. Зрительные образы, воплощенные, в основном, в черно-белые фотографии (в отличие от печатных материалов), не оставляют зрителю возможности "отвернуться", "не читать", "не обращать внимания" на изображение. Фотографии обращались лично к каждому человеку, и только к нему.

Цель нашей акции состояла в том, чтобы побудить людей внимательно задуматься над тем, что происходит в Чечне.

 

Вот как выразил свои впечатления один из посетителей выставки:

Разные страдающие люди. Они черно-белые. Военные действия. И раненые, и дети, и убитые. Но не в извращенной форме… Видно было, что страдания есть…

 

В ходе кампании в Рязани было собрано более 2100 обращений жителей и гостей города, адресованных президенту РФ, министру обороны РФ и председателю правительства РФ, с просьбой сообщить сведения о количестве погибших, умерших от ран и пропавших без вести мирных граждан и сотрудников силовых структур в Чечне и Дагестане в период с 1994 года и по настоящее время.

Феерические ответы, полученные из различных министерств и ведомств, оказались столь же последовательными, сколь и информационно бесполезными. Из Департамента письменных обращений граждан Управления президента Российской Федерации сообщили, что "обращение, поступившее на имя президента РФ, направлено на рассмотрение в Генеральную прокуратуру Российской Федерации". Фраза про отправку поступивших от жителей Рязани и гостей города запросов на рассмотрение в какое-либо учреждение (или заявления о необходимости обращаться в другое ведомство) встречается в тексте почти каждого официального ответа на обращение.

В ответе на один из запросов, присланном из прокуратуры Чеченской Республики, чиновники "разъясняют", что "за ответами по всем поставленным в обращении граждан вопросам необходимо обратиться в Министерство обороны и к руководству Министерства внутренних дел". Из Министерства обороны последовало письмо, содержание которого сложно пересказать. Приводим вам его факсимильно (см. с. 18).

Главная военная прокуратура РФ сообщает, что обращение с просьбой предоставить информацию, адресованное президенту, "рассмотрено по существу". "Существо" вопроса, как видно из письма, заключается в том, что для получения сведений о погибших в Чечне необходимо обратиться в Министерства здравоохранения, внутренних дел Чеченской Республики и Республики Дагестан, а также в МО РФ". Прокуратура Республики Дагестан: "Ваше обращение в прокуратуре республики рассмотрено. Разъясняю, что по вопросам получения информации о количестве погибших, умерших от ран и пропавших без вести военнослужащих и сотрудников силовых структур на территории Республики Дагестан Вам необходимо обратиться в аппарат Северо-Кавказского военного округа, МВД РД и УФСБ РФ по РД соответственно". "Соответственно" ответил на обращение граждан Рязани по поводу террористического акта в Моздоке и заместителя министра обороны РФ: "...к сожалению, еще продолжают иметь место факты беспечности и халатности со стороны отдельных должностных лиц, приводящие к тяжелым последствиям, в том числе гибели военнослужащих и мирного населения".

Увеличенное изображение Увеличенное изображение
Ответ из Министерства обороны РФ на один из запросов о количестве погибших в Чечне и Дагестане
(увеличить)

Ответ из Прокуратуры Чеченской Республики на один из запросов о количестве погибших в Чечне и Дагестане
(увеличить)

В одном из писем прокуратуры Чеченской Республики нам ясно дали понять, что информация о количестве погибших не может быть получена ни при каких условиях. В этом письме "сообщается", что "обращение о предоставлении информации по уголовным делам, находящимся в производстве в правоохранительных органах Чеченской Республики и Республики Дагестан, рассмотрено"… и что "…имеющиеся в прокуратуре сведения получены при расследовании уголовных дел, и согласно уголовно-процессуальному законодательству, составляют следственную тайну. Без согласия участников уголовного процесса информация не может быть предоставлена" Публикуем их факсимильно (см. выше) .

То есть, если кто-то из террористов вполне справедливо подозревается в убийстве многих российских солдат и не дает своего согласия на разглашение данных о числе убитых, то мы так и не узнаем, сколько военнослужащих погибло.

Таким образом, в результате кампании по обращениям граждан к органам власти не удалось добиться ни одного конкретного ответа. Но ставили ли мы перед собой такую задачу? Конечно, нет. Для нас было важно пробудить у сограждан обеспокоенность ростом человеческих жертв в чеченской войне. Официальные представители силовых ведомств пока еще не готовы давать прямые ответы обществу, но вопросы звучат все чаще.

Количество посещений, подписанных обращений (притом, что наши запуганные сограждане побаиваются сообщать свои контактные данные органам власти) говорит о том, что наша кампания была весьма результативной.