Кому доверяет население? Правозащитники получают "Бронзу"

Уровень доверия к информации, исходящей от представителей органов власти, политических партий, СМИ и правозащитников, отнюдь не одинаков.

Один из самых важных инструментов кампании, воздействующей на общественное мнение, — создание конструктивной альтернативы существующему положению вещей.

Мы исходили из следующей посылки: если региональным коалициям удастся рассказать людям об их правах, убедить их, что они собственными усилиями могут добиться реального улучшения положения дел в какой-либо области, что они являются не только жителями нашей страны, но и ее гражданами, то это и есть самодостаточный результат. Если в ходе кампании будут достигнуты какие-либо практические результаты, если нам удастся добиться улучшения положения какой-либо категории населения — прекрасно, но наша главная задача — рассказать людям о наиболее жгучих проблемах нашей страны (например, война в Чечне, положение детей-сирот) и помочь осознать свою ответственность за них. Как бы эффективно ни работала правозащитная коалиция, наших собственных усилий недостаточно, чтобы улучшить ситуацию в стране, это возможно только при активном участии населения.

Нам надо было воздействовать на мировоззрение жителей регионов, пробудить в них сочувствие к своим согражданам, попавшим в беду. Поставленная нами задача сложна и рассчитана на долгосрочную деятельность. Но результаты нашей работы продемонстрировали, что она все же выполнима.

Опросы показали, что к правозащитным организациям люди сегодня прислушиваются, им все еще доверяют. Правозащитные организации бескорыстно работают в своих регионах по 10–12 (в некоторых регионах и 15) лет, поэтому для нас этот вердикт общественного мнения не был неожиданностью. Опросы и исследования ВЦИОМа 2002 года показали, что значительная часть населения доверяет правозащитным организациям больше, чем многим другим общественным или политическим институтам (65% считают, что правозащитники "полностью заслуживают" или "скорее заслуживают доверия", относительно политических партий такого мнения придерживаются лишь 16,4% населения, суда — 31,8%, СМИ — 37,2%, армии — 48,1%, ФСБ — 42,1%. Забавно, что по уровню доверия населения правозащитники занимали третье место после... президента Путина, уровень доверия к которому 70%, и религиозных организаций, которым доверяют 70,4%).

Как показал опрос, россияне больше заботятся о правах человека, чем ранее предполагалось. Почти 30% респондентов утверждают, что одним из "наиболее важных факторов", которыми они руководствуются, решая, за какую партию голосовать, является ее позиция по отношению к правам человека. <...>

Большинство опрошенных полагают, что позиция партии в области прав человека является наиболее важным, важным или довольно важным фактором: 63% в Рязани, 74% в Ростове и 74% в Перми.

<...> Только около 4% опрошенных в этих областях отметили, что позиция по правам человека не важна при решении, за какую партию голосовать.

Партии могли бы активизировать работу в этом направлении. [Но] они, безусловно, не будут этого делать, не имея информации о том, что избирателей волнуют права человека4.

График 2. Уровень поддержки трех основных категорий прав

В то же время, как следует из регионального опроса, проведенного ВЦИОМом в рамках социологического исследования в 2001 году 5, главный приоритет у наших сограждан имеют социально-экономические права (такие, как право на труд, обеспечение государством минимального приемлемого уровня жизни, право на частную собственность и т.д.).

Права личности (защита от незаконного ареста, защита от пыток и унизительного обращения или наказания и т.п.) являются второй по значимости категорией прав. Лишь на третьем месте у наших соотечественников основные гражданские свободы (такие, как свобода слова, свобода совести, свобода собраний) (см.график 2).

Более того, в статье Теодора Гербера и Сары Мендельсон (см. ссылку 5) приводятся данные из вышеупомянутого опроса, что "лишь 19% респондентов последовательно заявляли, что никакие из важных для государства целей или опасностей не могут оправдать нарушения прав человека. Следовательно, более чем четыре пятых населения считают, что государство вправе ограничить права человека ради достижения какой-либо цели или в ответ на возникновение серьезной угрозы общественному благополучию.