СТАРАНИЕ О ПОЛЬЗЕ ОТЕЧЕСТВА

Арабское слово "Аманат" широко употреблялось русскими чиновниками. В своей работе "Гражданин отечества" З.Б.Масаинова-Афросина рассказывает о завоевании Аляски и взятии аманатов для обеспечения безопасности служащих Российско-американской компании. Аманатов содержали фактически на положении рабов.

О трансформации заложничества в рабство см. также во втором томе настоящего выпуска статьи "Ким продает рабочих России" на с.111 и "Заложники труда" на с.112.

Название "Русская Америка" вызывает в памяти имена Г.И.Шелихова и Н.П.Резанова, людей, которые стояли у истоков образования Российско-американской компании и руководили ею с территории России: из Охотска, как Шелихов, или из Петербурга, как Резанов. Но кто же были те люди, которые вели дела в самой Русской Америке, управляли промыслами, защищали и увеличивали территории России в Америке? Кто приносил баснословные прибыли компании, такие огромные, что она смогла организовать первое кругосветное путешествие и иметь собственный флот, служба на котором засчитывалась как государственная?

А.А.Баранов отплыл на Аляску в 1790 году на Кадьяк с командой из 52 человек. В это время в Америке было всего 150 русских промышленников, большею частью людей своевольных, не привыкших к подчинению и порядку. "При первом шаге ожесточенная судьба преследовала меня здесь несчастием, но, может быть, увенчает конец благими щедротами или паду под бременем ее удара", – писал А.Баранов. Уже в мае 1792 года на галиоте "Св. Михаил" было вывезено пушнины на 400 тыс. рублей. В начале мая 1792 года Барановым заложено селение в Павловской Гавани, а сам Баранов отправился в поход на двух байдарах с 30 промышленниками в сопровождении промысловой партии из 300 кадьякцев. Посетив залив Кука, Баранов прибыл затем в Принс-Уильям, где примирил и аманатил три селения эскимосов-чугачей. По заданию Баранова одновременно летом 1792 года галиот "Св. Симеон" исследовал акваторию Тихого океана к югу от Кадьяка. Партия остановилась на острове Хитчинбрук, где в ночь с 20 на 21 июня 1792 года его лагерь подвергся нападению военного отряда якутатских тлинкитов и их союзников эяков. Сражение продолжалось несколько часов. Сам Баранов едва не был убит в начале сражения. Его спасла лишь железная кольчуга, которую он всегда носил под одеждой. Натиск индейцев сдерживал только огонь фальконета, из которого стрелял Баранов. В 1792 году под управлением Баранова находились всего 160 русских промышленников. Главным поселением в Русской Америке к 1799 году было укрепленное селение Павловская Гавань на острове Кадьяк, где находилась контора РАК, правителю которой Баранову были подчинены все остальные русские колонии, располагавшиеся в Южной части Аляски. Гарнизоны многочисленных маленьких деревянных редутов и крепостей состояли из нескольких русских промышленников с дружественными туземцами и аманатами. Действовали также временные артели по добыче пушнины. <...>

В Русской Америке русских было абсолютное меньшинство, и основной рабочей силой РАК были туземцы. Туземцы делились на зависимых от компании и независимых, у которых компания при первой возможности брала заложников – аманатов. Аманаты были нужны для обеспечения безопасности своих служащих. В самом низу социальной лестницы колоний были каюры, или "служащие алеуты". Это была самая угнетенная часть населения Русской Америки, которая была занята на самой тяжелой работе и не получала за свой труд ничего, кроме пищи и одежды. Они приносили очень большую прибыль, а компания старалась выжать из них даже невозможное. Практически они были на положении рабов. В России еще было крепостное право. Уклонение от участия в промыслах не допускалось, было и открытое принуждение к труду.

"Народ для империи, а не империя для народа". Подобные представления вообще характерны для российского общества, а Баранов был большим патриотом. Труд, здоровье, жизнь отдельных людей и целого поколения туземных и русских работников, своей жены, сына и дочерей были принесены им в жертву интересам государства. Баранов был сыном своего времени и общества и точно выполнял возложенные на него этим обществом обязанности. Не столько для личного обогащения и даже не для выгод компании, сколько ради интересов империи он взял на себя нелегкое бремя руководства российскими колониями в Новом Свете. Баранов писал:

"Что же до моего об общем благе, выгодах компании и пользах Отечества старании, кое последнее принял я за главный предмет, с самого начала моего вступления в правление предпочтительно пекся, нежели о частных и того меньше собственных моих выгодах, не обнадеживал я ни языком, ни бумагами, но доказал и доказываю поднесь прямою деятельностью".

В 1799 году Баранов получил именную медаль как признание его заслуг перед государством.

Сайт Интернационального археологического проекта
"Иркутск – Форт-Росс"
http://ifrc.irk.ru/russ

Н.Е.Салтыков-Щедрин
История одного города

Бунт кончился; невежество было подавлено, и на место его водворено просвещение. Через полчаса Бородавкин, обремененный добычей, въезжал с триумфом в город, влача за собой множество пленников и заложников.

И так как в числе их оказались некоторые военачальники и другие первых трех классов особы, то он приказал обращаться с ними ласково (выколов, однако, для верности, глаза), а прочих сослать на каторгу.

В тот же вечер, запершись в кабинете, Бородавкин писал в своем журнале следующую отметку: "Сего 17-го сентября, после трудного, но славного девятидневного похода, совершилось всерадостнейшее и вожделеннейшее событие. Горчица утверждена повсеместно и навсегда, причем не было произведено в расход ни единой капли крови".

"Кроме той, – иронически прибавляет летописец, – которая была пролита у околицы Навозной слободы и в память которой доднесь празднуется торжество, именуемое свистопляскою"...